178

Солдатская мать. Кто защитит защитников Отечества?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ-Орёл 04/03/2015

Командиры войсковых частей относятся к ней по–разному. Одни пишут благодарственные письма, другие пытаются избегать с ней встреч. Солдаты называют «второй мамой», а их родители видят в ней защитницу своих детей, надевших военную форму. Гость нашей редакции – председатель Орловской региональной общественной организации «Совет солдатских матерей» Валентина Старовойтова.

Служить без «дедовщины»

– Валентина Васильевна, какие проблемы сегодня решает ваш Совет?

– Если коротко, то это все вопросы, связанные с призывом и прохождением военной службы. А их очень много. Вот цифры только за прошедший год: к нам обратились с личным заявлением 131 военнослужащий и 90 призывников. Всем была оказана необходимая правовая помощь.

– Какая конкретно?

досье
Валентина Старовойтова. Родилась 27 августа 1953 года в Орловской области. Окончила Орловский государственный педагогический институт. Более 20 лет проработала в Магадане в сфере просвещения. Выйдя на пенсию, вернулась в Орёл. С 2007 года - председатель ОРОО «Совет солдатских матерей». Замужем. Трое взрослых сыновей, четыре внука и четыре внучки.
– Часто призывники обращались с вопросами отсрочки от призыва. Также кому–то из них требовалось уточнение категории годности, отправка на дополнительное медицинское освидетельствование. Военнослужащим – перевод в другую часть, помощь в досрочном увольнении по болезни, предоставление отпуска по семейным обстоятельствам. Кто–то жаловался на неуставные отношения. По фактам физического насилия обратилось восемь человек, ещё у двоих ребят вымогали деньги. По поводу последнего хочу заметить, что таких случаев стало значительно меньше. Но это не повод для самоуспокоения. Возникает любая проблема – мы едем в воинскую часть и разбираемся.

– Но ведь эти вопросы можно было решать и без участия солдатских матерей?

– И можно, и нужно! Но если ребята или их родители обращаются к нам, значит, по тем или иным причинам вопрос не был решён.

– Армия реформируется, в войска поставляется новая техника. Но в то же время не изжита «дедовщина». Известны случаи, когда доведённые до отчаяния новобранцы попадают в психиатрические лечебницы. Может, об этом и говорить не стоит, мол, единичные случаи?

– Обращаю внимание на такую тенденцию – в последние годы всё больше и больше орловских ребят идут служить с желанием. Связываю это с тем, что воспитательная работа с допризывной молодёжью в нашем регионе находится на высоком уровне. Но вот что происходит после призывного пункта: кто–то из ребят попадает в такие воинские подразделения, где, мягко скажем, не все благополучно с воспитательной работой. Очень скоро у новобранцев пропадает желание служить. Они пишут, звонят матерям, умоляя забрать их или перевести в другую часть. Ребята готовы бежать куда угодно, хоть в психушку. К сожалению, случаев, когда из армии увольняются через психиатрические больницы, становится все больше.

Знаете, на одном мероприятии мне отставной военный сказал, что в моих выступлениях слишком много негатива, мол, нельзя так об армии. Я ему ответила, что нельзя правду скрывать, она ведь всё равно проявится. И если есть проблемы, то их надо решать, а не прятать их от общественности за забором воинского подразделения.

Недавно мне передали от командира части, расположенной в соседней области, букет цветов и фотографию призывников. На ней подпись: «Призывники–орловцы достойно служат на брянской земле». Приятно? Ещё как! А ведь мы познакомились с командиром части, когда узнали, что там нарушаются права наших призывников. Командир порой не всё знает, что творится в его подразделении. Он от нас узнал, принял адекватные меры, и беду удалось предотвратить.

– А есть воинские части без «дедовщины»?

– Есть. Вот, например, я недавно побывала в учебном центре по подготовке младших специалистов автобронетанковой службы в Острогожске Воронежской области. Там активно работает родительский комитет, очень хорошо сотрудничает с командованием. Многие ребята после срочной остаются на контрактную службу. Беседовала с солдатами, их родителями – неуставных отношений там нет. Значит, в эту часть матерям не страшно отправлять детей. Никто их здесь не посмеет обидеть! За последние годы во многих частях создана именно такая атмосфера. Но, к сожалению, не везде всё так хорошо.

Здоровье призывников

– Военные часто жалуются – многих ребят сейчас отсеивают по болезни.

– Да, больше всего меня тревожит состояние здоровья ребят. Давайте откровенно говорить. Нет у нас бесплатной медицины. И если в армию попадает здоровый мальчик – это заслуга не врачей, а родителей. Во многих районах отсутствуют узкие специалисты – они туда не едут, потому что маленькие зарплаты и нет жилья. Здоровье наших призывников – это огромная проблема. Во многих семьях низкий уровень доходов. Выходит, что порой пройти квалифицированное медицинское лечение простому гражданину невозможно. И многие болезни у допризывной молодёжи выявляются на областных медкомиссиях. Ну, выявили, а дальше? Чтобы пролечиться, нужны медикаменты. Они тоже дорожают. Сейчас призывники должны делать анализ крови в поликлиниках. Стоимость – 400 рублей. Хотя призывнику его должны делать бесплатно. Но кто будет проверять – бесплатно ему анализ обошёлся или он деньги платил?

Но, хочу подчеркнуть, на фоне других регионов России состояние здоровья наших ребят получше. Здесь я ссылаюсь на мнение командиров многих воинских частей.

В беде не оставят

– Вы в Совете солдатских матерей работаете около 15 лет. Вашим первым призывникам, которым когда–то помогли, уже за тридцать. Вы с ними поддерживаете связь?

– Чаще их мамы звонят, задают вопросы, уже не связанные с военной службой. Просто им поговорить хочется чисто по–женски, по–матерински. Ребята тоже, конечно, звонят или заходят в гости. Недавно приходил молодой человек, спросил, узнала ли я его. Да разве ту историю забудешь!

– Что за история?

– В 2008 году в Улан–Удэ служили четыре орловских парня. К нам обратились мамы этих ребят. Дети попросили их прислать деньги, по 5 тысяч рублей. Как потом выяснилось, эти деньги забрали себе старослужащие солдаты. Мамы узнали об этом потом, а тогда их насторожило, что дети еще и попросили прислать им одежду, обувь, но другого размера. Если сын носит 41–й размер обуви, а просит выслать 44–й, то несложно догадаться, что не ему ее носить. Я вылетела в Улан–Удэ. В части мне сказали, что вымогательства у них нет. Разумеется, я не поверила, выяснила, что посылки, предназначенные для наших ребят, получили три старослужащих. Поговорила с ними, попросила по–хорошему отдать деньги и вещи. Те отказались. Тогда я обратилась в военную прокуратуру. Был суд, приговор. Им дали по три года лишения свободы.

Когда ребята сталкиваются с какой–то проблемой и не находят выхода из ситуации – в этот момент им обязательно надо помочь. Чтобы они не потерялись в этой жизни, чтобы не случилось беды, трагедии. Для этого мы и работаем.

– Какую проблему будете решать сегодня?

– Утром к нам обратилась мама военнослужащего срочной службы. Сын ей звонил, и не один раз, –

жаловался на младших командиров. Я поговорила по телефону с командиром части, сообщила, что завтра приеду. Тот заверил, что всё у них хорошо, неуставных взаимоотношений нет и мне приезжать не надо. К тому же он по делам службы отбывает на несколько дней в другой город. А может, он просто не хочет меня видеть и ему есть, что скрывать? В общем, сегодня я туда выезжаю, буду разбираться на месте…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах