aif.ru counter
20.11.2012 21:19
56

Молодой учёный о главных врагах российской науки

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Черноземье 14/11/2012

Воронеж, 20 ноября – АиФ-Черноземье

10 ноября, когда помимо российского праздника Дня сотрудника органов внутренних дел отмечались Всемирный день науки и Всемирный день молодёжи, мы встретились с молодым учёным. Ярослав ТУРОВСКИЙ, доцент ВГУ, рассказал о тернистых путях современной молодёжи в науке.

Ни денег, ни времени

«АиФ» –  Ваши работы впечатляют. Механические руки, которые повторяют движения человека, игрушечный танк, управляемый взглядом…

Я.Т : – Справедливости ради стоит сказать, что первые биопротезы были созданы в СССР в 1957 году, а управление взглядом это советский патент конца 60-х. То, что вы видели - это часть нашей музейной экспозиции «Системы человеко-машинного общения», созданной при поддержке Фонда «Династия». Цель экспозиции демонстрация возможностей технологий в доступной для людей форме. С точки зрения фундаментальной науки, мы занимаемся системами человеко-машинных интерфейсов, ищем новые пути коммуникации с механизмами. Это невозможно как без фундаментального исследования функционирования человеческого организма, так и без понимания работы современных информационных систем. Естественно, без мощной аппаратной базы такие исследования тоже невозможны. Так, в лаборатории информационных технологий в медицине Факультета компьютерных наук, которой я заведую, у нас есть два энцефалографа, которые могут синхронно регистрировать сигналы головного мозга, и несколько других сигналов: работу сердца, мышц, движение глаз, дыхание. Есть и отдельный электрокардиограф, холтеровский монитор, полдюжины камер, включая инфракрасные и многое другое. Полученные в ходе эксперимента данные обрабатываются в реальном масштабе времени на кластере лаборатории, состоящим из более чем 1300 процессоров видеокарт. Полученные данные можно изучить и превратить в команды. Таким образом, создаются системы, которые могут прогнозировать человеческое поведение, поведение отдельных органов и систем. 

«АиФ» –  А насколько уникальны ваши системы «мозг-машина»? 

Я.Т : – Работа в мире по этим направлениям идёт активно, но сейчас учёные столкнулись с объективной проблемой: в мозге не выявлено феноменов, способных обеспечить достаточную длительную устойчивость и быстроту работы таких устройств. Есть интерфейсы, созданные ещё в 90-х, но заставить их работать быстрее не очень получается. 

Серьёзная проблема финансирование. То же агентство DARPA организация министерства обороны США - на подобные разработки даёт минимальный грант в пять миллионов долларов. А у нас, например, во всероссийском конкурсе с 3 000 участников приз от проводившей его организации составил 10 400 рублей. Можно делать выводы. 

Были бы деньги, приходили бы они вовремя - мы бы сделали гораздо больше. Бывает, что ты выиграл грант на полгода, а бюрократические проволочки приводят к тому, что первый прибор можно купить только через пять месяцев. Я так понимаю, что оставшийся месяц я должен работать, как стахановец. Но это же не шахта.

В Штатах с этим проще, в Китае ещё проще. Как рассказывал знакомый, в КНР ты делаешь заявку в специальный отдел и ждёшь не больше двух-трёх дней. Если разрешение от начальства получено, можно больше ни о чём не беспокоиться: тебе привозят всё необходимое. Вот китайцы и поставили рекорд по скорости интерфейсов - научились проводить одну команду в секунду.

Заказа не будет

«АиФ» –  Когда вы будете готовы что-то предложить инновационной медицине?

Я.Т : –  Мы уже давно предлагаем, но есть ли интерес? Посмотрите, насколько планируется к 2015 году уменьшить долю ВВП, которая выделяется на медицину и науку. 

«АиФ» – То есть, если будет заказ, вы готовы сделать продукт? 

- Мы готовы, но заказа не будет. Доходит до смешного: предлагают 50 тысяч и хотят получить что-то серьёзное. Да в Москве нормальный программист более чем 100 тысяч в месяц получает. Намного более…

«АиФ» – А есть ли надежда на Центрально-Европейский федеральный университет?

Я.Т : – Надежда есть. Но дело не только в деньгах. Ведь мы потеряли промышленный потенциал. Наш аспирант выиграл грант и вынужден покупать фрезерный станок даже отфрезеровать деталь качественно и в срок стало проблемой, что говорить про гораздо более тонкие вещи.

«АиФ» –  Насколько серьёзно тормозит работу бюрократия?

Я.Т : –  Всё очень долго и сложно. Причём, не только в государственных учреждениях. Банальный пример. Мы покупаем микроскоп в Москве. Деньги грантовые, мне за них надо отчитаться. С той стороны люди не могут прислать правильно оформленные документы. Настолько упало качество человеческого материала. Говорят, в 2010 году среди работающих стало поровну тех, кто получал образование в СССР и тех, кто учился при «демократии». В результате мы покупаем микроскоп три месяца, просто потому, что фирмы продавцы не в состоянии предоставить документацию по списку.

«АиФ» –  И кто в таких условиях занимается наукой? Кто работает в вашей лаборатории?

Я.Т : – Это аспиранты, магистранты, студенты. Люди приходят работать из интереса поэтому у нас достаточно высокий темп. Но порой хочется оставить кого-то в лаборатории, а ставок нет. А если появляются ставки, то заманить неостепенённого человека зарплатой в 7 тысяч рублей крайне сложно. Это ведь только на 1-м канале у нас преподаватели получают 50-60 тысяч. Если бы не гранты, люди бы разбегались очень быстро. 

«АиФ» – И, наверное, работать остаются не самые способные?

Я.Т : – К счастью, у нас есть программисты, а программист легко может подработать на стороне. Он успевает делать и то, что ему нравится, и то, что ему приносит деньги. В тех сферах, где подработать невозможно, с возрастом перед человеком встаёт выбор: либо ты остаёшься в науке, где за докторскую степень тебе светит 16 тыс. рублей, либо уходишь зарабатывать. Да, многие уезжают в Москву. Но там ситуация та же. Если ты станешь линейным сэйлором так сейчас модно называть человека, который по телефону навязывает хлам окружающим, то можешь по зарплате подняться выше сотни. Это гораздо выгоднее, чем заниматься наукой. Люди стараются закрепиться в каких-нибудь профильных НИИ, сидят там два-три года на хлебе и воде, затем пишут резюме, рассылают его по «буржуинствам» и уезжают.

«АиФ» – А в Сколково у вас есть знакомые?

Я.Т : – У всех моих знакомых, занимающихся наукой, отношение к Сколково, скажем так, неоднозначное. Совершенно не понятно, почему заявки на ряд конкурсов необходимо написать на английском языке. Мы в России или где? Да и сама по себе идея Сколкова бессмысленна. У нас есть множество наукоградов, есть великолепные отдельные лаборатории. Зачем было строить что-то на новом месте и концентрировать там все ресурсы, не понятно. Или, например, на одной из радиостанций был озвучен такой факт: в Массачусетском технологическом институте люди вешают себе на стенку табличку «Мы работаем в Сколково» и за это получают бешеные деньги.

Лицом на Запад

«АиФ» – И в какие страны сегодня стараются уехать?

Я.Т : – Мои знакомые обычно едут в Германию, Великобританию и Штаты. Едут и в Китай, но он ещё не вполне освоил способ быстрого выкачивания мозгов. А когда освоит, народ туда рванёт. Там хорошо платят, к тому же всегда «приятно» наблюдать, как очередной «эффективный менеджер» становится к стенке.

«АиФ» – Имя тоже многое значит?

Я.Т :  –У нас все носятся с этим идиотским индексом цитирования. Но инженер, который при товарище Сталине разработал особую систему изготовления авиационных корпусов, нигде не публиковался. Между тем, по его технологии были сделаны 36 тысяч штурмовиков Ил-2. У Королёва тоже индекс цитирования был близок к нулю: он ведь был секретный конструктор. Есть и обратный пример. Советская автоматическая станция обнаружила воду на Луне. В серьёзном журнале, который переводится на Западе, была публикация. Но она прошла незамеченной. Года три назад поднялись вопли: американский зонд обнаружил на Луне воду. Так что придавать большое значение индексу цитирования в зарубежных изданиях, как это у нас сейчас модно, не правильно.

А ещё у нас сложилась совершенно дикая ситуация, когда стимулируют деньгами тех, кто возвращается, а не тех, кто остался. Мол, ты никому не нужен, тебя никто не приглашает, вот ты здесь и сидишь. А человек, который там не прижился, это ценный кадр. Возникает вопрос: а случайно ли это всё делается? Надо понимать, что наука это инструмент нормальной жизни в своей стране. 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество