77

Почему личные неудачи ложатся на близких?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. АиФ-Орёл 06/03/2013

Орёл, 8 марта – АиФ-Черноземье

Проблема всего общества

АиФ: – Вадим Владимирович, очень часто мы слышим, что женщина заслуживает такого обращения, которое сама позволяет…

В.Т.: –  Не всё так просто. Конечно, если сын в детстве не раз наблюдал, как отец обижает маму, а потом добивается её прощения, то и в свою семью он перенесёт такую же модель поведения. С другой стороны, если мать девочки терпеливо сносила побои мужа и внушала дочери, что это норма семейной жизни, то и девочка, став женой, будет оправдывать физическое насилие поговоркой «Бьёт – значит, любит». Поэтому не только не заявит на мужа-садиста в полицию, но и не пожалуется своим близким. Она скорее убьёт насильника. Статистика свидетельствует, что большинство убийств как раз и совершаются женщинами при самообороне или в состоянии аффекта. Но есть и другие цифры: по данным МВД, ежегодно в России от рук мужей и сексуальных партнёров гибнет 10 тысяч женщин. Это преступления не только «потомственных» тиранов. На слабых членах семьи современные мужчины вымещают свои неудачи и комплексы, свои страхи и стрессы. Сегодня каждая четвёртая семья в России подвергается внутреннему насилию. И это уже проблема всего общества, требующая системной поддержки государства.

Но физическое и сексуальное насилие – только часть зла, от которого мы защищаем в нашем кризисном центре. Всё чаще специалисты сталкиваются с тем, что женщины и дети в таких семьях терпят несколько видов насильственных действий, так сказать, «комплексную» жестокость. Здесь и морально-психическое насилие с нецензурной бранью и оскорблением личности, и ограничение круга общения, и экономическое насилие с тотальным контролем расходования семейного бюджета или полным отказом в финансировании. Причём этим видам насилия в семье подвергается не только женщина, но и взрослые дети, и престарелые родители. Жертвы редко выносят свои драмы за пределы квартиры. Не стесняются этого разве что персонажи шоу-бизнеса, для которых всякий скандал – реклама…

Комплексная помощь

АиФ: – На какую же помощь могут рассчитывать жертвы домашнего насилия в кризисном центре?

В.Т.: – Начнём с тех, кому мы готовы предоставить помощь. Прежде всего, членам семьи, которые подвергаются физическому или иному насилию, кто находится в ситуации, объективно угрожающей их жизни и здоровью. А ещё мы помогаем женщинам с малолетними детьми, которые оказались в трудной жизненной ситуации и нуждаются в помощи государственных органов. В числе первых клиентов центра как раз были мать с двумя детьми-дошкольниками из Хотынца: семья проживала в холодном аварийном помещении. 

Не так давно стены центра покинули маленькие брат и сестра. Трёхлетнюю малышку в апреле этого года мать ударила шилом в сердце (об этой нашумевшей истории тогда писали все орловские газеты). После задержания женщины девочка и старший брат оказались в кризисном центре. Здесь они, вопреки всем правилам, провели четыре месяца: собственный отец от детей отказался, и сотрудники центра искали опекуна для осиротевших ребятишек. К счастью, их забрала к себе бабушка.

Что касается помощи, то мы оказываем её в комплексе. Для этого в центре создано пять отделений, четыре из которых работают в круглосуточном режиме. Это отделение экстренной телефонной помощи (консультации социального, психологического, правового, информационного характера), очное отделение консультативной помощи с большим спектром услуг, психологических тренингов, психолого-педагогической диагностикой, два стационарных отделения – для женщин и для матерей с малышами, а также для несовершеннолетних. Действует и отделение неотложной социальной помощи.

«Окно в Европу»

АиФ: – Каким образом можно получить услуги центра и где они оказываются?

В.Т.: – Мы работаем на двух площадках – одна в самом Орле, другая в посёлке Знаменка. Для того чтобы получить наши услуги, необходимо позвонить по номеру 77-99-44 или прийти на Планерную, 35. Но должен оговориться: наш кризисный центр не обслуживает больных. Я имею в виду психические, карантинные, инфекционные заболевания, хронический алкоголизм – всё-таки мы не лечебное учреждение, а социальное.

АиФ: – Наверное, вы не раз слышали вопрос: «А что дальше?». И в самом деле: что вы можете предложить вашим постоялицам по истечении 21 дня?

В.Т.: – Да, вопрос закономерный. Но три недели – это немалый срок, в течение которого при взаимодействии с различными органами власти и социальными службами можно найти пути преодоления кризисной ситуации человека.

Если же решение требует большего времени, мы готовы предоставить социальную гостиницу, в которой за небольшие деньги можно жить и с помощью наших специалистов заниматься решением своих проблем. Словом, если в гневе поднялась мужская рука, орловской женщине нет нужды молча терпеть или подставлять вторую щёку: теперь ей есть куда обратиться за помощью…

Кстати, в Европе подобной проблемы не существует. В странах Евросоюза узаконена практика, когда жертвам семейного насилия не требуется искать убежища – из семьи удаляют так называемого автора насилия. То есть, если, допустим, женщина обращается в социальные органы или в полицию с заявлением о том, что её избивает муж, то его просто забирают из дома и помещают в специальное общежитие – без всякого предварительного разбирательства. Проверку проводят уже потом. Если факты подтверждаются, насильник несёт ответственность по закону, если нет – ему разрешают вернуться в семью, но при этом он находится под постоянным присмотром полицейских.

Возможно, когда-нибудь такая практика станет обычной и для России.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах