1767

Воронежские врачи, вошедшие в историю страны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ-Черноземье 12/06/2013

Воронеж, 18 июня – АиФ-Черноземье. «Служить больному человеку, а не рассматривать его как средство для личной наживы», – требовало «Факультетское обещание русских врачей». В конце XIX – начале XX вв. его давали начинающие медики. Пример подобного служения показали и наши земляки, прославившие Воронеж своей научной и практической работой.

Профессор-универсал

Основоположник нейрохирургии Николай Нилович Бурденко (1876-1946), имя которого ныне носит воронежская медакадемия, появился в Воронеже в 1918 году. Для своей клиники он выбрал лечебницу Николаевской общины Красного креста. Сам жил в деревянном флигеле при больнице, в другом флигеле размещался склад, а ещё один занимали больные.

Врачебную практику доктор прекрасно совмещал с преподавательской деятельностью. В нашем городе он организовал всю работу медицинского факультета, стал его деканом и самым активным деятелем «Комитета по устройству университета в Воронеже». Среди студентов и педагогов слыл как «универсальный» профессор, поскольку мог читать лекции по многим медицинским специальностям.

Нина Боброва, хирург, педагог, почётный гражданин Воронежа, говорила, что её родители-медики были коллегами Бурденко. И не понаслышке знали, как тяжело было работать эвакуированному в Воронеж Юрьевскому университету. Ведь именно на его базе был создан ВГУ, в состав которого вошёл и медицинский факультет.

– Первая лекция читалась глубокой осенью 1918 года в неотапливаемом помещении амбулатории, где спешно установили железную печку-«буржуйку», – рассказывала она. – Николай Нилович расхаживал вокруг неё, согревал руки и излагал студентам основы хирургии. В дальнейшем аудитория кафедры располагалась в церкви общины. И даже после того, как профессор переехал в Москву, он продолжал помогать и клинике, и факультету.

Боброва и сама была знакома с великим хирургом. Последний раз, по её воспоминаниям, она видела Николая Ниловича в самом начале войны. Он тогда был главным хирургом Красной армии. Его раздражало, если не сразу понимали его уже невнятную речь. Дело в том, что Бурденко перенёс два инсульта, лишился слуха, но сохранял способность чётко мыслить, руководить и организовывать медицинскую службу. Свои распоряжения он отдавал письменно – на листах бумаги.

Тюремный лекарь    

Это интересно

✔ Известного воронежского поэта Алексея Кольцова лечил известный тогда врач Иван Малышев. Он был человеком редкой, удивительной судьбы и незаурядного характера. Его отец, рязанский священнослужитель, запрещал сыну заниматься врачеванием из-за принадлежности к духовному сословию. Тогда Иван без копейки в кармане ушёл из дому пешком, но стал-таки студентом-медиком. С 1831 года он поселился в Воронеже. К нему приезжали лечиться со всех губерний. Он бесплатно лечил неимущих, а с богатых «драл три шкуры». Однако любили доктора и те, и другие. И провожать его в последний путь в 1851 году явился весь Воронеж.

Современники Кольцова запомнили врача как этакого Робин Гуда – благородного разбойника, готового заступиться за бедняков и ограбить богатеев.

✔ Первое специализированное медицинское издание в Воронеже начало выходить в 1868 году. Это был журнал «Медицинская беседа».

✔ Врач Алексей Масленников возглавил в Воронежской губернии борьбу с трахомой – болезнью-бичом сельского населения в XIX и XX вв. Он организовал антитрахомные бригады врачей, которые регулярно выезжали для помощи больным.

Константин Васильевич Федяевский (1835-1919 гг.) – известный врач-офтальмолог. Он воспитывался отчимом – властным сектантом, который научил его всего добиваться в жизни самому. Федяевский с отличием окончил и гимназию, и Московский императорский университет. Он получил назначение в Воронеж на место тюремного врача, но в конце концов добился звания генерала в гражданских чинах. Кроме того, стал старшим врачом губернской земской больницы.

Федяевский первым задумался об условиях содержания бедных больных. Галина Коротких, создавшая летопись всей династии, рассказывает об этом так:

– В годы его руководства были не только улучшены условия содержания больных, но и проведён водопровод, создана система вентиляции, улучшено оснащение больницы. Решением губернской Думы одна из коек лечебницы была выделена для бесплатного лечения и названа в его честь.

Однажды больницу, подопечную Федяевскому, посетила комиссия Земства. И важная дама-патронесса с презрительной миной сказала врачу:

– Не понимаю, зачем вы тратите столько усилий и средств?! Разве мужику из деревни нужны ваши ванны, водопроводы и вентиляции? Он никогда этого не видел и не поймёт!

Однако доктор был непреклонен – больной человек нуждается в хорошем уходе. Много сил и времени тратил Федяевский на то, чтобы улучшить санитарное состояние Воронежа, и даже бесплатно читал для бедных горожан лекции о гигиене в быту.

Он также основал бесплатную больницу, добился у местных чиновников отмены платы за хирургические вмешательства. И однажды благодарные воронежцы преподнесли Константину Васильевичу в день его рождения поздравление с такими словами: «Не было и нет в нашем городе ни одного доброго или полезного дела, которое прямо или косвенно не было бы связано с вашим именем»…

Вместе с народом

Андрей Иванович Шингарёв (1869-1919 гг.) был не только врачом, но и видным политическим деятелем, членом Государственной Думы. Ещё в годы учёбы он увлёкся революционно-народническим движением. И кстати, именно из-за политических убеждений стал врачом, бросив физико-математический факультет. За его смелые выступления о тяжёлом положении народа и ответственности интеллигенции полиция установила за ним слежку.

Для работы доктором Шингарёв выбрал самое глухое село Землянского уезда Воронежской губернии. В начале прошлого века вышла его книга о санитарных условиях в селе «Вымирающая деревня». Этот труд стал настольной книгой политической оппозиции того времени. В итоге, губернатор не позволил Шингарёву занимать должность врача, а народ… выбрал его в Государственную Думу.

Вскоре доктор-смутьян начал бороться за создание сети яслей и приютов для крестьянских детей. Революцию 1905 года он принял с восторгом, а вот 1917 года – счёл произволом. За что потом и поплатился – новая власть арестовала Шингарёва и заточила в Петропавловскую крепость. Вскоре он был убит матросами-анархистами.

Другой воронежский врач, Андрей Гаврилович Русанов (1874-1949 гг.), был совершенно аполитичным человеком. Ученик великого Бурденко и друг Льва Толстого, в годы гражданской войны, когда Воронеж переходил то к красным, то к белым, он не делал различия между ранеными и лечил всех нуждавшихся в помощи.

Русанов внёс неоценимый вклад в изучение гнойной хирургии и аутоиммунитета. Врач, стоящий вне политики, совершил неожиданный поступок в 1942 году: принёс в партком института заявление о приёме в партию. На удивлённые вопросы окружающих ответил кратко: «Немцы под Сталинградом!» 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах