139

Перемирие добытчиков и экологов: никель или чернозём?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Черноземье 17/07/2013

Впрочем, правоохранительные органы продолжают сообщать о расследовании событий 22 июня, когда возмущённая толпа сожгла две буровые установки в лагере геологов над Еланским месторождением. На прошлой неделе следственный комитет задержал двух жителей Урюпинска – подозреваемого и обвиняемого в применении насилия против полицейских. Оба оказались судимыми.

Обещаны миллиарды            

Официально

Вспоминая Столыпина

Алексей Гордеев, губернатор Воронежской области:

– Благополучие любого региона, в том числе и Воронежской области, во многом зависит от инвестиций, а инвесторы смотрят на то, как развивается ситуация с геолого-разведочными работами в Новохопёрском районе. Любой проект в Воронежской области будет реализован только при безоговорочной поддержке населения. Однако пока проекта нет, и в настоящее время на территории месторождения проводятся лишь геолого-разведочные работы. Беспорядки устраивают даже не жители нашей области, а люди из других регионов в масках и с коктейлями Молотова.

Как говорил великий реформатор Пётр Столыпин, кому-то нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия.

Но смогут ли штрафы и уголовные дела затушить конфликт? За полтора года в антиникелевых митингах приняли участие десятки тысяч человек из нескольких регионов, наклейки «Стоп никель» всё так же популярны у автомобилистов, а из общения с населением Новохопёрского района можно заключить, что оно по-прежнему настроено против добычи ископаемого. Однако очевидно, что вырвавшийся в одночасье протест копился годами. И по официальным рейтингам, и по мнению экспертов район давно входит в число отстающих.

Тяжёлая экономическая ситуация в Прихопёрье позволила руководству УГМК заявить, что одной из целей, ради которых компания пришла в Воронежскую область, стало именно обеспечение развития депрессивной территории. По планам, только в доразведку месторождений будет вложено 3 млрд руб. А если к 2016 году решат построить горно-обогатительный комбинат с годовым оборотом в 12 млрд руб., то район получит 54 млрд инвестиций, и рост промышленного производства составит 600%. При этом за шесть лет, пока будет строиться предприятие, только строительные компании области заработают 4,5 млрд руб. По условиям лицензии, УГМК уже в ближайшее время выделит 240 млн руб. на развитие Новохопёрского района – чиновники лишь должны составить список объектов, которым требуется помощь, и подписать соглашение о социально-экономическом сотрудничестве.

При этом экоактивистов не раз обвиняли в том, что те отстаивают интересы конкурентов УГМК. Ведь участие экологов в конкурентной борьбе и политических провокациях – достаточно распространённое явление, «зелёные» протесты часто используются для срыва перспективных экономических проектов. Так, в субботу на самом юге Индии – в штате Тамилнад – был, наконец, пущен первый энергоблок АЭС «Куданкулам», построенной специалистами российского «Атомстройэкспорта». Этого события Индия ждала четверть века: соглашение о строительстве станции было подписано Михаилом Горбачёвым и Радживом Ганди ещё в 1988 году. Сначала проект заморозили из-за позиции США, в последние годы пуск достроенной к 2011 году станции откладывался из-за многочисленных протестов местного населения и судебных процессов, инициированных экологами. Как выяснилось, сопротивление строительству и вводу АЭС в строй активно финансировалось из-за рубежа. По данным Центрального бюро расследований Индии, неправительственные организации получили за протесты 7,5 млн долларов.

Что важнее?

Между тем утверждение, что добыча никеля Новохопёрскому району выгодна, выглядит спорно. Ведь главное его богатство не никель, а чернозём. Не обернётся ли строительство ГОКа крахом аграрных перспектив территории? Но добывающая отрасль активно развивается в соседних чернозёмных областях: казалось бы, освоение месторождений Курской магнитной аномалии не только не мешает развивать сельское хозяйство, но и способствует притоку инвестиций в аграрную отрасль.

Между тем не секрет, что экономическое благополучие той же Белгородской области обер-нулось серьёзным ущербом для окружающей среды. Так, учёные не рекомендуют есть зерновые культуры, овощи и фрукты, выращенные ближе, чем в 15-17 км от хвостохранилищ и отвалов вскрышных пород, настаивают на том, что опасно использовать в пищу животных, которых кормили фуражом, полученным в радиусе 5-7 км от карьеров КМА. Виной всему – пыль, которую ветер разносит на десятки километров. Причём твёрдые взвешенные частицы диаметром меньше 10 микрон не оседают, а образуют взвесь в воздухе. Попадая в дыхательные пути, оседая на коже, они вызывают поражения внутренних органов.

Не случайно, по данным медицинской статистики, в Белгородской области особенно велико количество людей, страдающих заболеваниями крови и ново-образованиями, чаще наблюдаются врождённые отклонения. Из-за депрессионной воронки исчезли малые реки и озёра. Так, среднегодовой сток реки Осколец снизился по отношению к природному вдвое.

Не вижу, не слышу…

Впрочем, очевидно, что протестующих не только пугает возможный экологических вред, но и раздражает нежелание обсуждать проблему с населением. На первых этапах антиникелевого движения на протесты старались не обращать внимания, а когда это стало невозможным, в стремлении раскачать регион обвинили некие политические силы.

– Произошедшее в Новохопёрском районе – результат того, что бизнес и власть полностью проигнорировали общественное мнение относительно медно-никелевых разработок в долине реки Хопёр, – отметил после событий 22 июня Сергей Симак, член общественной палаты РФ. 

Ещё в ноябре 2012 года Институт социологии РАН провёл исследование, в ходе которого 98% жителей Новохопёрского района заявили, что выступают против этого проекта. 2/3 опрошенных отметили, что готовы к силовым действиям, если, вопреки протестам, на земле начнутся проектные работы.

Дадим перспективу

Евгений Брагин, заместитель гендиректора УГМК:

– Когда немного поулягутся страсти – особенно те, которые переходят границы уголовного законодательства, – мы будем транслировать населению очень простую мысль: в ближайшие три года точно ничего страшного не произойдёт. А за это время мы успеем объяснить, как работает современное горнодобывающее предприятие. Даже сейчас люди ночью приходят на буровую записываться на работу. Потому что, несмотря на раскрученность экологической темы, работа интересует людей в первую очередь. Сейчас большинство мужчин уезжает работать на вахту. И возможность зарабатывать больше денег у себя дома воспринимается позитивно.

Ситуация в Новохопёрском районе взрывоопасна потому, что там накоплена значительная усталость от тяжёлых условий жизни, в которых люди находятся уже 20 лет. Я считаю, что мы сможем предложить перспективу. Другое дело, что ожидаемые темпы улучшения жизни превосходят реальную скорость изменения ситуации. И в Новохопёрске, и в Воронеже есть представление, что раз пришла УГМК, то она начнёт отгружать мешки денег, и все сразу начнут жить счастливо. Это не так. Но мы гарантируем, что будем создавать условия для нормального, честного труда, оказывать району посильную социальную поддержку. Тем не менее, чтобы ситуация там улучшилась кардинальным образом, должно пройти какое-то время.

Народ – не дурак!

Константин Рубахин, координатор движения «В защиту Хопра»:

– Единственный способ урегулировать конфликт – отмена проекта освоения месторождений и запрет на добычу цветных металлов в Центральном Черноземье. Причина нарастания конфронтации в том, что у нас в стране не существует механизма выработки решений с учётом конституционных прав людей. Кроме того, основной мотив протестов не столько экологический, сколько социально-экономический. Дело в том, что реально население очень хорошо понимает, где оно живёт, и что такое устойчивое развитие региона. Специализация Черноземья – это сельское хозяйство и туризм. Люди прекрасно знают, что эти отрасли могут кормить и развивать регион на протяжении сотен лет. А металлургия убьёт экологию. И через 40 лет, когда закончится металл, закончится и это место как природная жемчужина Центральной России, способная тысячелетия кормить население.

Как защитить интересы?

Проблема в том, что сегодня разрушен механизм государственной экологической экспертизы, позволявший хоть как-то оценивать экологические риски. В результате крупный бизнес занимается «экологическим демпингом», пытаясь экономить на защите окружающей среды. Отсутствие у местного населения информации и возможности защитить свои интересы – и есть главный источник конфликта в Новохопёрске.

В нашей стране, в отличие от подавляющего большинства стран Европы и даже ряда стран бывшего СССР, полностью отсутствует законодательное требование стратегической экологической оценки. Естественно, что люди, которые всей своей тысячелетней историей и культурой связаны с сельским хозяйством, сопротивляются. Рассуждения о том, что чернозёмы региона теперь никого не прокормят, вызывают усмешку. Не приходят инвестиции в сельское хозяйство Черноземья? А у нас вообще инвестиции куда-нибудь приходят, кроме нефти и газа? Пока Дерипаска и Махмудов не перестанут бороться против восстановления цивилизованных инструментов защиты экономических, социальных и экологических интересов, такие конфликты будут только множиться. И до тех пор нехватку инвестиций будут испытывать даже экономически привлекательные и не очень опасные проекты.

Нежелание крупного российского бизнеса считаться с тем, что любой другой бизнес и просто граждане имеют право на защиту и компенсацию своих экологических интересов, и есть причина подобных конфликтов.

Евгений Шварц, директор по природоохранной политике Всемирного фонда дикой природы (WWF) России

Смотрите также:

Оставить комментарий (3)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах