aif.ru counter
26.07.2013 19:43
Олег АЛЁШИН
197

Тамбовский журналист выпустил новую книгу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ-Тамбов 24/07/2013

«АиФ-Тамбов» давно сотрудничает с известным журналистом Валерием Седых. У него всегда особый взгляд на актуальные события. Недавно стало известно, что он готовит к выходу в свет очередную книгу под рабочим названием «Прошедшее время». Это и послужило поводом для встречи с ним в редакции нашей газеты.

Свидетели истории    

Досье
Валерий Седых родился в 1943 г. Окончил факультет журналистики Казанского государственного университета. С 1965 г. начал работать в областной газете «Комсомольское знамя» (Тамбов), с 1969 по 1975 гг. – в сатирическом журнале «Чаян» (Казань), с 1979 по 1989 гг. – зам. редактора газеты «Тамбовская жизнь», с 1992 по 1998 гг. –- редактор газеты «Город на Цне». Основной жанр публикаций - фельетон. Автор нескольких книг юмористических рассказов и фельетонов. Печатался в «Крокодиле», «Литературной газете», «Труде», «Неделе» и других крупных журналах и газетах.

АиФ: – Валерий Борисович, когда вы ещё успеваете писать книги?

В.С.: – Она давно уже написана. Дело в том, что это, по сути, сборник моих публикаций, охватывающих время, события, людей начиная с 30-х годов прошлого столетия и заканчивая нынешним.

АиФ: – Но в 30-е годы вас, как говорится, и в проекте ещё не было.

В.С.: – Да, но в нашей стране в те годы были и коллективизация, и политические репрессии, и много чего ещё. Мне пришлось встречаться со многими людьми, прошедшими через всё это. Поэтому историю я знаю не только по учебникам, но и по людским судьбам, в том числе и на примере своей семьи. Кстати, у меня есть очерк, посвящённый тамбовскому журналисту Валентину Дряхлову, погибшему на фронтах Великой Отечественной войны. Он в июне 1941 года в «Тамбовской правде» написал своего рода репортаж о моём отце – железнодорожнике, начальнике смены Борисе Ивановиче Седых; точнее, репортаж о том, как он отправлял эшелоны на запад. Потом в одном из таких эшелонов оказался и корреспондент Дряхлов. Если вдуматься, то в нашей жизни нет ничего случайного, все наши судьбы как-то тесно переплетаются.

Вольф Мессинг и другие

АиФ: – Сколько имён встречается в вашей книге?

В.С.: – Думаю, что не менее двух десятков. Есть достаточно известные, как знаменитый телепат Вольф Мессинг, коллекционер Николай Никифоров, поэтесса Майя Румянцева, первый мэр Тамбова Валерий Коваль и другие.

АиФ: – А вы встречались с Мессингом?

В.С.: – Да, как говорится, было дело. Кстати, о нём я впервые услышал от отца мальчишкой ещё, когда мало кто знал, что это за уникальный человек. Папа мне тогда рассказал, как Мессинг бежал из-под стражи в Польше, в буквальном смысле слова усыпив фашистскую охрану. Я на всю жизнь запомнил это имя. В 70-е годы, когда я работал в Казани в сатирическом журнале, мне посчастливилось побывать на его выступлении. Невообразимо, но он будто читал мысли людей. Я был тому свидетель. Несколько лет назад в СМИ появились статьи, что, дескать, он не уникум, а обыкновенный фокусник, пользовался на своих выступлениях подсадными утками. Но я собственными глазами видел, как он по мыслям жены моего товарища, известного журналиста, нашёл спрятанный в зрительном зале какой-то предмет. Так что никаких подсадных уток не было. Пришлось опровергнуть злопыхателей.

АиФ: – Вы много лет если не дружили, то очень хорошо знали известного тамбовского коллекционера Николая Алексеевича Никифорова. Говорят, что он много чего насочинял про свою коллекцию?

В.С.: – Человек он был действительно неординарный. С его именем связано много мифов. Отчасти он сам их о себе распространял. Помнится, подарил мне купленную в обычном магазине открывалку для бутылок, но преподнёс как ценный раритет. Шутка? Я его сразу раскусил. Этот приём был рассчитан на простачков. Между тем у него действительно была великолепная коллекция, весь его дом в буквальном смысле был завален интересными экспонатами. Помнится, когда пришёл к нему в гости в 1975 году, на полу увидел как бы тропинку, виляющую в груде писем, фотографий, буклетов…

Он переписывался с известным футуристом, другом поэта Маяковского Давидом Бурлюком, его другом по переписке был и президент Финляндии Урхо Калева Кекконен; хорошо знал Ираклия Андроникова, Аркадия Райкина и других не менее знаменитых современников.

АиФ: – Это интересно. А что, например, связывало Николая Алексеевича Никифорова с Давидом Бурлюком? 

В.С.: – Друг и соратник Владимира Маяковского, художник Давид Бурлюк провёл своё детство в Тамбове. Известно, что он учился в мужской гимназии, которую в разное время окончили известные в России люди, такие как религиозный мыслитель и философ Николай Фёдорович Фёдоров и нарком иностранных дел Георгий Васильевич Чичерин и другие. Кстати, «отец русского футуризма» стал первым учеником тамбовской гимназии. Просто фамилии выдающихся учеников на памятной доске расположены в алфавитном порядке.

К сожалению, Никифоров недооценён и в наше время. Сейчас его коллекция, по-моему, находится в разрозненном состоянии. По большому счёту, нужно создавать на Тамбовщине литературный музей. Несомненно, значительную часть композиции смогли бы занять уникальные документы и артефакты Николай Никифорова. Идея эта витала в воздухе ещё в 1970 годы, когда он просил у местных властей площадку для его создания. Но, увы, не хватает у региональных чиновников понимания...

Антоновщина

АиФ: – В вашей книге есть очерки, интервью, которые посвящены не только конкретным людям, но и крупным событиям, таким как Антоновщина…

В.С.: – Безусловно, я не мог обойти эту страшную трагедию тамбовского крестьянства. До сегодняшнего дня нет адекватных оценок тех страшных и кровавых событий 20-х годов прошлого столетия. Когда-то, по-моему, Анна Ахматова говорила, что страна разделена на две части: на тех, кто сидел, и тех, кто сажал. Конечно, времена изменились, но и сегодня в обществе чувствуется взаимное озлобление, нетерпимость к инакомыслию. Ещё в 90-е годы была попытка установить мемориальный знак жертвам тех кровавых событий. Но, увы, кому‑то он помешал и в наши дни. Этот камень, что стоял рядом с Казанским монастырём в Тамбове, кем-то свергнут, и в который раз. Но об этом предпочитают не говорить громко. Мне не понятно, почему некоторые тамбовские историки до сегодняшнего дня называют тамбовских крестьян, вставших под знамёна Антонова, бандитами. Но сколько уже было сказано, что в гражданской войне нет ни победителей, ни побеждённых. Это наша общая трагедия.

Поговорили и забыли?

АиФ: – На Тамбовщине объявлен Год культуры. Как вы относитесь к этому начинанию?

В.С.: – С одной стороны, положительно, есть повод более широко обсудить проблемы региональной культуры. Но с другой - поговорили и забыли.

Культура – это такая сфера, которая требует ежегодного внимания. А проблем действительно хватает. Не знаю по чьей воле, но журналистика вдруг оказалась за рамками культуры. Это абсурд. Причём далеко за примерами ходить не нужно. Сегодня в области худо ‑ бедно, но на государственный счёт издаются книги по краеведению, художественная литература. Но почему бы не издавать сборники лучших очерков, статей, интервью, фельетонов региональных журналистов, объединив их общей тематикой или по каким-то другим принципам. Хотя были предприняты отдельные попытки, но это лишь попытки. А между тем в газетах накоплен уникальный материал об истории, людях, тех или иных событиях...

АиФ: – Но вы готовите книгу к выходу в свет.

В.С.: – Да, но это моя личная инициатива, а здесь нужен, так сказать, государственный подход.

АиФ: – Вы преподавали на журфаке ТГУ имени Державина. Изменилась ли, на ваш взгляд, региональная журналистика?

В.С.: – Несомненно. Она получила женское лицо. Хорошо это или плохо? Нужен баланс. Но тревожит больше другое: сегодня исчезает само понятие «журналистика». Его заменило слово - репортёрство. Не скрою, я почитатель «Аргументов». В этой газете можно найти статьи публицистического направления, но во многих других региональных изданиях, увы, кроме пресс-релизов, нет ничего.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество