aif.ru counter
06.08.2013 17:26
113

У пенсионера, живущего в фанерном доме в поле, хотят забрать 10-летнего сына

Судебные приставы, полицейские и представители органов опеки Белгорода отправились в село Таврово Белгородского района для того, чтобы отобрать у Михаила Фивейского 10-летнего сына. Решение Белгородского районного суда, принятое в мае текущего года, ограничило мужчину в родительских правах. Примечательно, что в колонне автомобилей, направлявшихся на это мероприятие, ехал и сам Михаил Фивейский.

Жилье в полях. Автор фото: Иван Логинов

До хибары, где обитают отец и сын, приходится добираться через поля. Небольшое сооружение из блоков с крышей из подручного материала мужчина постарался, как мог, благоустроить.

Вход в дом. Автор фото: Иван Логинов

Уже на входе видно, что в доме есть дети – плюшевый разноцветный дракон сторожит жилище.

Одинокий дракон на скамейке встречает гостей. Автор фото: Иван Логинов

В нем несколько комнат, имеется электрогенератор, кстати, купленный при содействии органов соцзащиты несколько лет назад, старая, достаточно ветхая мебель, посуда, печка-буржуйка с дровами и даже подобие детского уголка для сына. Есть неплохая библиотека из книг, изданных в прошлом веке, в основном, военной и технической тематики.

Пахнет в помещениях отнюдь не домашним уютом. Устойчивый запах горелых дров, сырости и ветоши не выветривается даже при открытых дверях. Михаил Фивейский садится на продавленный диван и начинает общаться с судебным приставом. Его речь спокойна, владелец помещения, в отличие от присутствующих здесь полицейских и чиновников, чувствует себя очень уверенно. Уже в начале разговора стало понятно, что добровольная передача ребенка в руки заботливого государства не состоится. По словам Михаила Юрьевича, сын находится у родной матери, а где та обитает – ему неизвестно. Судебный пристав вручает официальные бумаги с уведомлением, что если Фивейский не передаст сына, то будет оштрафован, и с каждым днем штраф будет удваиваться. Михаил Фивейский почти отрешенно подписывает документы и начинает рассказывать свою версию судебного разбирательства:

Фивейский подписал документы,но сказал,что сына государству не отдаст. Автор фото: Иван Логинов

– Я считаю, что это был не судебный процесс, а судилище. И причиной его стали 100 гектаров земли, которыми я владею. Именно власти инспирировали судебное преследование моей семьи, чтоб изъять землю из моей собственности. Меня не было в доме три дня, и кто-то открыл дверь, устроил в комнатах беспорядок, запустил овец. Это те силы в Белгородском районе, которые хотят отнять у меня землю. Они специально напакостили, зная, что сегодня приедут судебные исполнители.

Михаил Фивейский – военный пенсионер, имеет два высших образования, когда-то командовал погранзаставой, а с начала 90-х годов решил стать фермером в Белгородской области. Свидетельство о праве собственности на земельный участок площадью 991 000 кв.м датировано мартом 2011 года (его копия есть в редакции). Кстати, документ косвенно подтверждает, что никто не посягает на его собственность. Земли сельхозназначения власти могут изъять через суд, если они не обрабатываются. Но никаких юридических действий со стороны администрации Белгородского района против Василия Фивейского не было. К слову, земля его поросли бурьяном, на них пасутся только две козы и восемь овечек.

У образованного отца весьма своеобразные представления о воспитании сына:

– Я принципиальный противник школьного образования, – говорит Михаил Фивейский. – Весь курс средней школы сын Юрий может пройти в домашних условиях и получить аттестат экстерном. У меня два высших образования. А общения со сверстниками ему и тут хватает. У фермера, который живет неподалеку, десять детей.

  «Детский угол» 10-летнего Юры. Автор фото: Иван Логинов

 

Сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних подтвердили, что мальчик бегло читает, катается на велосипеде и хорошо плавает. Но у органов опеки имеется ряд обоснованных претензий, из-за которых отец и был ограничен в родительских правах, а именно: мальчик не посещает школу и не проходил медицинских обследований

– Мать ребенка с самого его рождения не живет с нами, – продолжает Михаил Юрьевич. – Это сильно пьющая женщина. Я сам растил сына с пяти месяцев. Конечно, ребенку без женской заботы приходится тяжело, а потому месяц назад я расписался с любимой женщиной. Ей 44 года, живет в Белгороде. Сейчас она зарегистрировала меня и сына на своей жилплощади. Кстати, я не против того, чтобы переехать с ребенком в город, но сначала надо продать 60 гектаров пашни. За вырученные средства на оставшихся 40 гектарах, где овраги, я построю пруд. Буду заниматься рыбоводством. В отличие от овец и коз, рыбы не донимают криками, если голодны.

На вопрос корреспондента «АиФ-Черноземье» о том, обращался ли он в департамент АПК Белгородской области за помощью, Михаил Фивейский отвечает категорическим «нет». Он не верит в госструктуры, так же как не верит в образовательную систему современной России. И вообще он не понимает, почему, когда по всей стране отцы бегают от детей, его травят за то, что он сам растит ребенка.

– Сына я не отдам! – заявляет он, провожая судебных приставов и прочих визитеров из органов опеки и полиции. Запах горелых дров и ветоши впитался в одежду. Плюшевый дракон уныло провожает взглядом госслужащих, которые искренне хотели помочь бывшему пограничнику. Только тот убежден в обратном.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах
Роскачество