180

Фронтовой дневник. Ветеран помнит о войне всё

По его длинному фронтовому пути можно изучать географию. Участвовал в Курской битве, освобождал Киев, Житомир. Воевал в Польше, Чехословакии и Восточной Германии. Сегодня помнит все события в мельчайших подробностях.

«Москали»

- Роман Тарасович, многие убеждены, что Тамбов остался вдали от войны. Неужели так спокойно было в наших краях?

- Тамбов был прифронтовым городом и часто подвергался бомбардировкам. Соседние города - Воронеж, Елец - оккупировали немцы. В середине октября 1941 г. на Тамбов и другие районы нашей области начались регулярные налёты немецкой авиации. Я тогда учился в автомобильном техникуме. Нам приходилось рыть противотанковый ров в северных окрестностях города (в районе селе Красненького). Весной 1942 г. продолжились бомбёжки Тамбова, Котовска, Мичуринска, а также крупной железнодорожной станции Кочетовка. Фронт вплотную приближался к Тамбовской области. И мы всегда были готовы встретить врага с оружием в руках.

- Ваш фронтовой путь был длинным и извилистым. Вам пришлось сражаться за западную Украину, освобождать Киев и Житомир. Как относилось тогда к русским их местное население?

- Россиян всегда считали на Украине «москалями». Относились к нам с некоторым предубеждением. Они помнили, что Волынь и другие восточные области Польши, Западная Белоруссия, а также прибалтийские республики были насильственно присоединены к СССР только в 1939-40 гг. Присоединили их согласно Пакту о ненападении и Договору о дружбе и границе, заключённых Советским Союзом с фашистской Германией. После этого сразу же там началась насильственная депортация более зажиточных крестьян - «кулаков» (и не только их). В результате десятки тысяч «западников» были высланы в «места отдалённые» на Север, в Сибирь и другие края, малопригодные для нормальной жизни.

«Второсортные»

- А вопросы вероисповедания не сказывались тогда на русско-украинских отношениях?

- В них - ещё одна причина холодности местного населения к их освободителям от немецкой оккупации. Западная Украина на протяжении долгого времени входила в состав таких католических стран, как Польша и Австро-Венгрия. Это оказало существенное влияние на культуру, образ жизни и мысли их народов. Плюс ко всему, в XVI веке большая часть западных украинцев поменяла православие на католичество в форме так называемой греко-католической унии. До сего времени она находилась в острой конфронтации и с православием - особенно после революции 1917 г. с большевистской безбожной властью.

Так называемая Организация украинских националистов (ОУН) возглавила смертельную борьбу западно-украинских националистов. Эта борьба против советского и русского начала была освящена униатской церковью. Боевые отряды ОУН из Украинской повстанческой армии во время войны и после неё возглавил Степан Бандера.

- Вы сталкивались с бандеровцами?

- А как же! Его молодчики 29 февраля 1944 г. неподалёку от Ровно совершили злодейский акт. Они тяжело ранили командующего войсками 1-го Украинского фронта Н. Ф. Ватутина. От ранения спустя некоторое время он умер. Пал жертвой их рук и командующий бронетанковыми войсками нашего фронта генерал-лейтенант А. Д. Штевнев.

Когда у нас была временная «передышка» в районе села Вербень, бандеровцы нападали на воинские подразделения корпуса. Даже отдыхая, нам приходилось проявлять повышенную бдительность.

- Говорят, что западно-украинское сельское население жило в лучших условиях, нежели их советские братья…

- Да, хотя поляки украинцев считали людьми «второго сорта». У них были добротные жилища и обширные усадьбы. Дома покрывались, как правило, оцинкованным железом, в надворных строениях содержалась разная живность. Встречались и более скромные, но и с ними хозяйства советских украинцев не шли ни в какое сравнение. Эти люди жили в скромных домиках с соломенными кровлями и глинобитными полами.

Были в советской Украине и жилища повышенной комфорт­ности - у местного начальства и их родственников.

За Сталина и Рузвельта

- Правда, что после нашей Победы советские солдаты даже подружились с американцами?

- Нам пришлось провести несколько недель в побеждённой Германии. Жили в городе Хемнице (на границе Саксонии и Баварии). Там находилось немало американцев, с которыми мы быстро сдружились. Устраивали неоднократные застолья, произносили тосты за здоровье Сталина, Рузвельта и Черчилля, и за советско-американскую дружбу. Обменивались даже трофейными подарками и адресами - собирались переписываться. Я получил от капитана Клайда золотые карманные часы, а от другого союзника - Гарри - безопасную бритву. Но и мы в долгу не оставались - тоже что-нибудь памятное им давали.

- Что нравилось этим союзникам в русских, и с какой стороны вы открыли их для себя?

- Американцы ценили нас за многие качества. Но особенно нравилась им наша смекалка! Как-то едем в сторону Ризы, навстречу нам американский джип, в котором водитель и трое военнослужащих (один из них - офицер). Они остановились и попросили притормозить нас. Идут к нам со свёртками и бутылками. Мы достали свои припасы. Здороваемся, обнимается, знакомимся. Собрались обмыть встречу, но обнаружили, что посуды ни у кого нет. Наш водитель - весёлый балагур Иван - сообразил слить бензин из отстойника и использовать его в качестве фужера. Наши новые знакомые оценили его находчивость.

Общались с американцами и на официальных мероприятиях. Тогда открыли их для себя как очень энергичных, организованных, деловых и демократичных людей. Поняли, что они всегда были готовы прийти на помощь. Их рациональность и открытость весьма импонировали нашей податливой славянской натуре.

«До мозга костей»

- Роман Тарасович, вы росли в многодетной старообрядческой семье. Чем отличалось ваше воспитание?

- Мы строго исповедовали законы религии, здоровый образ жизни и человеческие отношения. Наша мама Мавра отличалась особенной набожностью. Она была настоящей красавицей, как внешне, так и по своей душевности. Детей было шестеро. У нас имелось своё хозяйство: полторы сотки приусадебной земли, несколько кур и корова. Родители были тружениками, как говорится, «до мозга костей». В таком же духе воспитывали и нас. Огромное внимание уделялось книжному учению. А ещё для нас крайне важным было почитать и уважать своих родителей.

- Удивительно, что вы в таких подробностях помните все свои военные события, даты, имена. Вероятно, перелистываете какие-то фронтовые дневники?

- Вообще в военное время запрещалось вести дневники. Когда я поступил учиться в Тамбовское артиллерийское техническое училище, то начал вести личный дневник: описывал быт, ход учебных занятий, даже характеризовал офицеров и некоторых сокурсников. Однажды моя «писанина» попала в руки старшины, который прочёл дневник и отдал его комбату. Я испугался - в условиях военного времени строжайшим образом запрещалось «выносить сор из избы». Я был уверен, что моя офицерская карьера не сложится. Но когда всё-таки был зачтён приказ о присвоении званий, всё встало на свои места. Командиры, у которых всё это время хранилась моя тетрадь, поздравили меня с началом «писательского ремесла», но предупредили, чтобы я в дальнейшем был осторожен с такими «опусами». За правдивую характеристику их персон меня поблагодарили, но дневник мне так и не вернули.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах