234

Была ли сделка?

Едва оправившись  от пережитой угрозы банкротства, Воронежский керамический завод, в числе остальных структур крупнейшего российского производителя   плитки  - холдинга Unitile - опять оказался в центре скандала: стабильно работающие в Воронеже и Ростове заводы холдинга собралась «выводить из кризиса» подразделение «Альфа-групп».  

До сих пор руководство холдинга, назначенное в 2012 году после ухода Лазаря ШАУЛОВА, основателем холдинга Unitile, успешно отбивало атаки неизвестных лиц. История почти детективная - со множеством уголовных дел, возбуждённых по заявлениям руководства компании. Неожиданный  поворот дело получило буквальное на днях, когда  стало известно, что контроль над ситуацией  пытается получить структура «Альфа-групп». Попытаемся разобраться в том, насколько обоснованы претензии  «Альфы» на актив,  в чём причина сложившегося и конфликта и грозит ли холдингу банкротство. 

«Купили ситуацию»

Недавно «Альфа-групп» официально распространила заявление о том, что получила «полный контроль» над ОАО «Стройфарфор», а это - основная производственная площадка  холдинга, расположенная в городе Шахты. Контроль к подразделению «Альфы» - А1 -  якобы перешёл от владельца 100% акций предприятия Лазаря Шаулова. 

«А1 сообщает о получении контроля над 100% акций ОАО «Стройфарфор» собственника предприятия Лазаря Шаулова и будет осуществлять все права участника акционерного общества. Условия сделки стороны не раскрывают», - говорится в сообщении компании.

В самом холдинге недоумевают. «По нашим данным, на все действия с акциями «Стройфарфора» в рамках исполнительного производства наложен арест со стороны Юго-Западного банка Сбербанка России. Судя по выписке от регистратора, владельцем акций всё ещё является Лазарь Шаулов. Никаких официальных документов и уведомлений от А1 мы не получали», - пояснил Максим БУКИН, руководитель  департамента  внешних коммуникаций холдинга Unitile. 

Таким образом, совершенно непонятно, как А1 могло получить контроль над предприятием, если ни основной кредитор в лице Сбербанка, ни сам холдинг ничего об этом не знают. Более того, в настоящее время Сбербанк является залогодержателем акций  «Стройфарфора», которые обеспечивают исполнение обязательств компании перед банком. И, как уверяют официальные представители кредитной организации,  Сбербанк не давал согласия на реализацию ценных бумаг.
Помимо этого, по имеющимся у Сбербанка сведениям, в рамках уголовного дела, возбуждённого СУ ГУ МВД России «Новочеркасское» по Ростовской области, определением  суда наложен арест на ценные бумаги, находящиеся на учёте регистратора. Кроме того, в соответствии с постановлением судебного пристава,  наложен арест на все акции ОАО «Стройфарфор», а также держателю реестра владельцев ценных бумаг запрещено  осуществлять записи по переходу права на акции ОАО «Стройфарфор», принадлежащие Шаулову к другому депозитарию или держателю реестра. Есть аналогичный «стоп-приказ» №929/14/18/61-СД и от Ростовского отделения Федеральной службы судебных приставов. Так что «купить» акции завода в А1 никак не могли - юридически такая сделка ничтожна. 

Представители А1, впрочем, уверяют: «Мы получили контроль. Мы купили не акции, а специальную ситуацию». 

Однако бизнесмены весьма скептически относятся к появлению новой стороны  в этой истории и не исключают, что это просто попытка «подставить» своего нового «партнёра».

Кто спасал заводы Шаулова?

Несмотря на громадные планы Шаулова, в 2011году из-за чрезмерной долговой нагрузки предприятия холдинга были вынуждены подать заявления о банкротстве - долги достигали 6,9 млрд руб. Предприниматель Леонид Маевский в 2012 году выкупил часть долга (более 600 млн руб.) и договорился с Юго-Западным банком Сбербанка России о реструктуризации оставшейся задолженности (величина долговых обязательств была снижена вдвое) под 8% годовых. По условиям мирового соглашения с кредиторами, которые утвердил Арбитражный суд Ростовской области осенью 2012 года, Шаулов обязался конвертировать выкупленные Маевским долги в уставной капитал своих компаний (то есть, у Unitile появлялся новый владелец). Но в течение 2013 года он отказывался это сделать без объяснения причин.

Леонид Маевский, сделавшись гарантом мирового соглашения по предложению Сбербанка, стал генеральным директором компании в ноябре 2012 года, а Лазарь Шаулов ушёл с поста руководителя в марте того же года по собственному желанию. Причём, для этого г-н Шаулов даже не приехал в Россию, которую покинул в апреле 2011 года.

Под руководством новых топ-менеджеров компания заплатила кредиторам более 1 млрд. руб., а заводы Unitile смогли произвести и продать продукции больше, чем когда бы то ни было ранее. Финансовые показатели компании в 2013 году были в полном порядке и превосходили все, что было раньше - выручка больше 6,1 млрд руб., долг меньше 2,7млрд. руб., EBITDA больше 1,3 млрд. руб., за счёт своих средств, без банковских кредитов, была проведена инвестиционная программа стоимостью около 300 млн руб. 
Видя это, в декабре прошлого года Лазарь Шаулов, который до этого два года не был в России, заявил, что намерен вернуть себе управление над ОАО «Стройфарфор»: дела у холдинга пошли настолько хорошо, что он снова захотел «порулить» компанией. С этого периода, по словам представителей нынешнего руководства холдинга, начались посягательства на деньги компании, которые идут на выплату кредиторам.    
В  конце прошлого года руководство холдинга Unitile распространило официальное заявление, в котором заявило, что «с октября 2013 г. группа, возглавляемая гражданином Израиля Л. А. Шауловым, пытается установить контроль над собственностью, а также операционными средствами компании холдинга UNITILE». Кроме того, руководство холдинга обратилось в правоохранительные органы с заявлениями о мошеннических действиях неустановленных лиц.

Одна из последних атак на Unitile последовала в январе нынешнего года. В конце февраля  воронежский арбитраж рассмотрит иск некого ООО «Диадема» о банкротстве воронежского керамического завода. Неизвестная компания подала также аналогичные иски и к другим структурам холдинга - ОАО «Стройфарфор», ОАО «Владимировский карьер тугоплавких глин», ОАО «Кварц», ООО «Евротайл-Дистрибьюшн» и ООО «Юнитайл».  В каждом из поданных исков к предприятиям холдинга фигурирует одна сумма - 1,5 млн руб. за некие неоплаченные ими юридические услуги, которые выкупила «Диадема». И тут противоборствующие стороны обвиняют друг друга в причастности к попытке обанкротить предприятия.  Представители господина Шаулова считают, что таким образом сторона Маевского предпринимает попытки не допустить его к управлению холдингом. Представители Маевского же, напротив, уверены, что эта таинственная компания контролируется  Лазарем Шауловым. 

Основной кредитор холдинга - Сбербанк - в середине января решил вмешаться в ситуацию и, попросту говоря, застраховался от невыплаты долгов со стороны  Шаулова. В частности, несмотря на мораторий на взыскание долга,  банк  всё-таки решил обязать Шаулова выплатить 3,7 млрд руб. Мало ли какие еще действия может предпринять бизнесмен - в данном случае опасения банка вполне оправданы. Кроме того, запущена процедура розыска и изъятия имущества Шаулова - сюда попадают и 100% акций «Стройфарфор».

Кому выгодна «Альфа»?

Итак, вернемся к новому якобы собственнику «Стройфарфора» - А1. Официально, инвесткомпания объяснила своё решение вмешаться  в конфликт исключительно благими намерениями. Инвесторы считают, что «противоречия между менеджментом и собственником ОАО «Стройфарфор» мешали развитию компании и негативно влияли на стоимость бизнеса».  А1, в свою очередь,  планирует использовать свой опыт антикризисного управления для устранения «негативных последствий конфликта».

Однако объяснение «Альфы-групп» выглядит не очень убедительно уже потому, что в настоящий момент (то есть до «оздоровления») оборот холдинга уже составляет 187 млн долларов. А маржинальность бизнеса, как говорят в холдинге, в 2013 г. вообще достигла своего исторического максимума в 51% в рублях. 
В этой ситуации ясно одно: Unitile в нынешнем его состоянии является очень привлекательным активом, за который можно и побороться, не гнушаясь многих сомнительных методов. Очевидно также, что Сбербанк и Леонид Маевский, которым холдинг Unitile должен немалых денег, действуют вместе и заинтересованы в том, чтобы предприятие стабильно работало и генерировало прибыль. 

Источники, знакомые  с  ситуацией, говорят, что сам Лазарь Шаулов сейчас несколько отстранился от управления ситуацией, оставив, впрочем, при деле свою команду юристов. При этом бизнесмену в борьбе за актив необходим стратегический «незапятнанный» партнер. Думается, именно в этой роли и выступает сейчас «Альфа».  

Смотрите также:

Оставить комментарий (16)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах