410

Тихон Хренников: "Я был просто счастлив, что я ельчанин"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34 22/08/2007

Стать непременно композитором Тихон ХРЕННИКОВ решил еще в пять лет. Он только научился читать, и одной из первых его книг стала биография Моцарта. "Она настолько потрясла меня, - вспоминал Маэстро, - что, дочитав книгу, я залез на сеновал и поклялся себе тоже стать композитором, как и Моцарт".

Впрочем, если бы о желании маленького Тихона узнали взрослые, они нисколько бы не удивились. Музыка в доме Хренниковых была

чем-то естественным, так же как воздух, пища, вода. Все его братья и сестры пели, играли на мандолине, гитаре.

Брат Тихона Глеб имел необыкновенный лирический тенор, учился в Московской консерватории и ему прочили славу певца с мировым именем (судьба Глеба сложилась трагически, он погиб на фронте в 1918 году). Да и музыкальные вечера в доме Хренниковых проходили едва ли не каждый день: после тяжелых трудовых будней они собирались с соседями и пели русские народные песни, городские романсы, исполняли даже арии из опер.

Судьбоносный подарок

Тихон Хренников родился 10 июня 1913 года в Ельце. Его отец Николай Иванович Хренников долгое время служил приказчиком у богатейших купцов Ельца Криворотовых и Заусайловых. Мама Варвара Васильевна Хренникова была домохозяйкой. Она имела четыре класса образования церковно-приходской школы, что по тем временам считалось вполне достойным. Тихон был самым младшим - десятым ребенком в семье.

Хренниковы жили небогато. Все средства, которые зарабатывал отец, уходили на образование детей. Маленькому Тихону, как большинству елецких детей, приходилось и кружева плести, и как самому младшему в семье на стульях спать (потому что на тех кроватях, что имелись в доме, взрослые едва умещались по двое). Трудное детство и гражданская война наложили отпечаток на его характер: он стал самостоятелен в поступках и суждениях, в пять лет сам научился читать и писать, а в шесть пошел записываться в школу. Но больше всего он мечтал научиться играть на пианино. Инструмента у Хренниковых не было, и Тихон бегал к знакомым и соседям, лишь бы прикоснуться к заветным клавишам. И вот однажды незабываемый подарок младшему брату решила сделать старшая сестра Софья.

"Она работала учительницей математики железнодорожной школы (сейчас это елецкая школа N 17) и подрабатывала в библиотеке, - рассказывает младший научный сотрудник Дома-музея Тихона Хренникова Марина ШАМАЕВА. - Времена были тяжелые, долгое время ей не платили зарплату, а тут как-то выплатили неплохой гонорар. И Софья решила потратить эти деньги на пианино, чтобы младший брат и сестра могли научиться музыке. Тихону тогда было девять лет".

Секретарь сельсовета или великий музыкант?

Однажды к ним домой приехала погостить подруга его старшей сестры. Девушка была студенткой московского музыкального техникума Гнесиных. И послушав игру Тихона, его первые музыкальные произведения, она воскликнула: "Это же настоящий талант!". Она и привезла Тихона в Москву на прослушивание к Михаилу Гнесину. Тот заинтересовался талантом из глубинки, но сказал юному композитору: "Ты сначала окончи школу, получи среднее образование, а потом уже будешь решать, куда поступать".

Вообще, Михаил Гнесин очень тепло отнесся к Тихону, отправил мальчика в Музгиз, где Гнесину причитался гонорар за какую-то работу, и передал с Тихоном записку, чтобы на этот гонорар ему выдали нотной литературы. С этим богатством Тихон вернулся в Елец. Он просто светился от счастья.

"После окончания школы передо мной встала задача, - вспоминал Тихон Николаевич. - Школа, в которой я учился, была с административно-хозяйственным уклоном, и мне предстояло работать секретарем какого-нибудь сельсовета. Но музыка не отпускала. И тогда я решил еще раз написать письмо Михаилу Фабиановичу, в котором просил совета, стоит ли мне учиться музыке? Гнесин прислал открытку, в которой написал: "Молодой человек, у вас достаточно таланта для того, чтобы музыка стала вашей профессией". Судьба Тихона была предрешена. Это было лето 1929 года.

Пережив репрессии, уберег от этого других

Возглавить Союз композиторов СССР Тихону Хренникову предложил сам Иосиф Сталин в 1948 году. "Коллеги настолько уважали Хренникова, что на этом посту он прослужил более сорока лет вплоть до распада СССР, - рассказывает Марина Шамаева. - И еще один исторический факт: за годы его управления Союзом композиторов ни один композитор не был репрессирован".

Колоссальнейшую трагедию репрессий Тихон Николаевич пережил на себе. В 37-м году два его брата, Николай и Борис, были репрессированы. Николай был директором школы в Ельце, а Борис - начальником железнодорожной станции Лучок. И обоих братьев арестовали по доносам. Когда Тихон Николаевич узнал об этом, он приложил максимум сил, чтобы вызволить братьев из этой ситуации. Как он сам рассказывал, "пешком обежал всю Москву, собирая гонорары для знаменитого адвоката Браунда". Этого известнейшего тогда адвоката Тихон Николаевич привез в Елец, и он так выстроил свою речь, что дело брата Николая, которое было передано в открытый суд, рухнуло как карточный домик. Николая отпустили прямо в зале суда. Зато дело брата Бориса НКВД в открытый суд выдать уже не решилось, его осудила "тройка" на 10 лет лагерей. В 42-м году в Архангельской области Борис умер от истощения.

Каждый раз, когда Тихон Николаевич рассказывал об этом, у него текли слезы. До последних своих дней он корил себя, что не смог спасти второго брата.

"Это нужно городу"

Когда в 2000 году Тихона Хренникова поставили перед фактом, что в доме, где он родился, решили создать музей, он долго сопротивлялся. Мол, я еще живой, а мне уже музей создают. "Мы долго убеждали его, что это нужно городу, и, в конце концов, он сдался, - вспоминает Марина Шамаева. - И благодаря тому, что музей создавался при жизни Тихона Николаевича, предметы и планировка комнат здесь воссозданы по его воспоминаниям. Многие из предметов передал он нам сам: иконы Казанской Божьей Матери и Спасителя, которые висели в красном углу дома Хренниковых, ломберный столик, швейную машинку матери. Комод и сундук - тоже подлинные вещи, которые принадлежали семье Хренникова.

"Дайте мне последнее задание!"

...Аргумент "это нужно для Ельца" всегда действовал на великого композитора с необыкновенной силой. Даже в последние дни своей жизни он ратовал за судьбу малой Родины. Когда начал решаться вопрос о присвоении Ельцу звания "Города воинской славы", Тихон Николаевич выступил с необыкновенной речью в поддержку только что созданной специально для этого события общественно-патриотической организации "Мы из Ельца!":

"...Я, по-видимому, один из тех, кто видел надпись "Мы из Ельца!" на рейхстаге собственными глазами. Это было 2 мая 1945 года. Я стоял около горящего рейхстага и... был счастлив, что ельчане, мои сограждане, дошли до этой цитадели германского фашизма. Я был просто счастлив, что я ельчанин, и до сих пор из моей памяти не выходят даже самые мелкие подробности этого события... Я готов приложить все силы к тому, чтобы помочь этому движению стать ведущим в городе... И пока я еще жив, готов принять любое задание, любое участие...".

Эти слова Тихон Хренников сказал 27 июля. А 14 августа, спустя 17 дней, его не стало.

P. S. Благодарим сотрудников Дома-музея Тихона Хренникова за помощь в подготовке материала.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах