1113

Что там, за «колючкой»? Колонии в условиях рынка развивают производство

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Белгород 13/04/2016

Обучить, чтобы работали

–  Игорь Игоревич, какова сейчас обстановка в колониях области?

–  Несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране, уголовно– исполнительная система Белгородской области работает стабильно: тяжких, особо тяжких преступлений, побегов из– под охраны и надзора в исправительных учреждениях и следственных изоляторах, а также при конвоировании за минувший год допущено не было. Обстановка в местах лишения свободы остаётся стабильной и контролируемой. Все подозреваемые, обвиняемые и осуждённые обеспечены всем необходимым, большинство осуждённых, подлежащих трудоустройству, трудоустроены на оплачиваемых работах.

–  Все ли соглашаются работать?

–  Одной из задач уголовно– исполнительной системы является процесс стимулирования осуждённых к труду и осуществлению выплат по исполнительным листам. Причём отмечу, что администрациями колоний эта задача решается относительно успешно. Зарплата осуждённого в 2015 году составила 252,17 руб. на 1 человекодень. Но это в среднем, есть и те, кто зарабатывает больше –  до 15 тысяч рублей в месяц на отдельных видах производств.

Есть особенности трудо­устройства в нашей системе: в исправительном учреждении осуждённый трудится на работах, определяемых ему администрацией. А у большинства поступающих к нам напрочь отсутствуют трудовые навыки. Эти люди никогда не работали и не хотят работать, не имеют никакой специальности, и мы даём им рабочие профессии, обучаем, в колониях для этого функционируют профессиональные училища. Но зачастую, пока осуждённый приобретет трудовые навыки, истекает срок отбывания им наказания.

–  В прошлом году я была в Чернянке в колонии– поселении –  там как раз налаживалось производство сигарет «Бутырка» –  оно уже начало действовать?

–  Не только «Бутырка» –  в настоящее время там выпускается 11 марок сигарет, но мы их производим только для внутреннего использования в системе ФСИН, более 700 тысяч пачек в месяц –  причём акцизный налог с одной пачки сигарет полностью идёт в бюджет Чернянского района. Для района это выгодно.

–  А район как-то помогает в ответ?

–  У района мы берём в безвозмездную аренду 500 гектаров земли –  это тоже большая помощь, мы там выращиваем сельхозкультуры, из полученного урожая производим муку, крупы, растительное масло, так что взаимовыгодное сотрудничество есть. Также в Чернянке запущен цех переработки молока, поэтому теперь осуждённые обеспечены собственными молочными продуктами и сливочным маслом.

–  Какие ещё производства расширились?

–  Хорошо развивается швейное производство –  в целом теперь это порядка 400 рабочих мест в нескольких колониях. Но опять же –  чтобы человека научить шить так, чтобы он нормально, без брака выполнял нормы, хотя бы до 4– го разряда, нужно год– полтора.

В советское время был твёрдый госзаказ, а сейчас колонии, являясь государственными учреждениями, вынуждены работать на рынке как коммерческие фирмы. А условия у них и у нас неравнозначные: у нас абсолютно прозрачное налогообложение, требования законодательства, которые определяют порядок заключения контрактов, порядок закупок.И тем не менее, всего за минувший год объём выпуска товарной продукции в колониях составил 419 млн рублей, или 117% от планового задания, –  это на 51% больше, чем в 2014 году.

Быт и ремонты

–  Заработанные средства, кроме налогов, остаются в колониях?

–  Да, потому и выгодно развитие производства, прежде всего, для самой нашей системы. Если такие расходы, как питание осуждённых, полностью финансируются из федерального бюджета, то капитальные и текущие ремонты финансируются в недостаточном объёме. А количество зданий, сооружений в колониях очень велико, и на их капитальные или текущие ремонты мы направляем заработанные средства. Производство также требует развития и из федерального бюджета не финансируется. Колонии надо приводить в порядок –  человек всё-таки приговаривается к лишению свободы, а не к голоду, холоду и некомфортным условиям содержания в исправительных учреждениях.

За год мы, например, капитально отремонтировали помещения 12 отрядов для содержания осуждённых; помещение банно– прачечного комбината в ИК– 6; банно– прачечный комбинат в исправительной колонии для осуждённых женщин; механосборочный цех в 6– й исправительной колонии (ИК– 6).

–  А нормы питания не снизились из-за кризиса?

–  125-м постановлением Правительства РФ утверждены нормы питания, мы обязаны их исполнять. Напротив, с 21 марта 2016 года повышены нормы питания для отдельных категорий осуждённых –  это беременные и кормящие матери, это инвалиды 1-й и 2-й групп, это несовершеннолетние и больные по списку заболеваний, подлежащие обеспечению усиленным питанием. Дополнительно в их рационе увеличено количество молочных продуктов, яиц, мяса, рыбы, овощей –  в зависимости от категории. Питание стало более полноценным. 30% осуждённых попадает под эти изменения.

ЧП в колониях

–  Не очень приятный вопрос –  недавно два сотрудника колонии в Алексеевке покончили с собой –  чем это было вызвано?

–  В первом случае это личные обстоятельства, этот случай никак не связан с колонией. Во втором случае покончил с собой кладовщик, у которого обнаружили недостачу третий раз подряд. В настоящее время Следственный комитет проводит по этому случаю проверку. Выскажу личное мнение: его надо было уволить за утрату доверия ещё после первой недостачи. Чего-то связанного с криминалом, с осуждёнными ни в том, ни в другом случае не установлено.

–  Попадают ли запрещённые предметы в колонии и какими путями?

–  Да, за год мы задержали около 58 человек, пытавшихся передать запрещённые предметы осуждённым путём переброса через основное ограждение учреждения. Для многих это бизнес: за то, что бросает, он получает деньги. Идут на различные ухищрения: используют линемёты и квадрокоптеры с радиоуправлением. Последний выявленный способ прост, как всё гениальное: взяли картофелестрелялку из интернета –  такое ноу– хау недели две назад изъяли в Алексеевке.

Реально проблема не разрешится до тех пор, пока не будет ужесточено законодательство –  за передачу запрещенных предметов привлекать к уголовной ответственности. Сейчас, если задержали с наркотиками –  тогда реальный срок, а за всё остальное –  за телефоны, за спиртное –  3 тысячи рублей штраф, который с этой асоциальной личности ещё надо потрудиться взыскать. А в последнее время к этому делу стали привлекать несовершеннолетних, для которых вообще не предусмотрено за такое деяние никакой ответственности. Мы нарастили заборы, уплотнили ограждения –  но это не всегда помогает.

Кроме того, имеет место и предательство интересов службы сотрудниками, вступившими в неслужебные связи с осуждёнными. Так, за 2015 год из органов УИС уволено 5 таких сотрудников, которые проносили в режимную зону учреждения за денежное вознаграждение запрещённые для осуждённых предметы. В ИК– 7 –  уволено 4, из них в отношении 2– х возбуждены уголовные дела; в ИК– 5 уволен 1, и ему же предъявлено обвинение.

О вышедших на волю

–  С теми, кто выходит на свободу, сейчас ведь больше работают, чтобы не допустить рецидива?

– В Белгородской области впервые в России начали применять так называемый «план постпенитенциарного сопровождения» для тех, кто, выходя на свободу из наших колоний, остаётся в регионе. В этот план входит информирование администрации, где освобождённый будет проживать после освобождения, центра занятости и МВД –  все эти структуры берут на контроль его линию поведения, каждый по своему направлению.

Если у осуждённого имеются какие-то проблемы, мы их в этом плане излагаем – например, что ему требуется помощь в обеспечении жильём, нужна новая профессия, или вопросы, связанные с лечением, если он страдает хроническим заболеванием. Всё это делается, чтобы человек, выйдя на свободу, имел легальный источник существования, чтобы у него не было необходимости возвращаться к противоправному образу жизни.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах