190

Традиции воспитания в дворянских усадьбах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ-Тамбов 29/05/2013

Тамбов, 4 июня – АиФ-Черноземье. «АиФ-Тамбов» расскажет о традициях воспитания и образования детей в дворянской усадьбе Мара – «приюте младенческих годов» поэта Евгения Боратынского, располагавшейся в Кирсановском уезде Тамбовской губернии, и покажем, какое значение в становлении личности поэта имела его мать – Александра Фёдоровна Боратынская (урожд. Черепанова)

                                                                         
Справка

С младенчества детей в Маре окружала патриархальная дворянская культура, которая ко времени Александра I достигла наивысшего расцвета. Сложившийся уклад жизни, быт, привычки, склад мыслей, усадебная эстетика, впитавшие и переработавшие влияние Запада, легко проникали в само существо ребёнка и без особых усилий с его стороны формировали сознание. Читая письма Евгения Боратынского отроческого периода, удивляешься зрелости его мыслей и точности слога.

В 10 лет он писал об «Иллиаде» Гомера; в 12 лет – рассуждал о лицемерии отношений в человеческом обществе и о чувстве одиночества, которое в нём испытывал; в 14 – сочинял «роман» и маленькие «пьесы»; в 16 – философствовал об эфемерности счастья и тленности земного бытия. Раннее развитие дворянских детей – отличительная черта времени, которую находим в лучших представителях «золотого» поколения русских поэтов-аристократов – Пушкине, Чаадаеве, Жуковском, Вяземском.

Институт благородных девиц

Об Александре Боратынской современники вспоминали как о женщине замечательной и необыкновенной: «В ней благородство характера, доброта и нежность чувства соединялись с возвышенным умом и почти неженской энергией». Она получила воспитание и образование в институте благородных девиц при Смольном монастыре, окончив его в 1797 году с высшей наградой – фрейлинским шифром. Чтобы представить достоинства Александры Фёдоровны, надо обратиться к особенностям Воспитательного общества благородных девиц при Смольном монастыре, одной из лучших учениц которого она являлась.

Согласно уставу, в институт принимались девочки 5-6 лет с хорошим здоровьем, имевшие дворянское происхождение (предпочтение отдавалось более бедным семьям). Родители ребенка давали подписку, что по собственному желанию препоручают его Обществу, и до исполнения 18 лет не будут требовать возвратить в семью ни под каким предлогом.

Поскольку считалось, что праздность рождает пороки, то все время смолянок было занято учебой и полезными занятиями. Большое внимание уделялось иностранным языкам, музыке, истории, поощрялось чтение книг. Девочек также учили арифметике («для содержания впредь в добром порядке домашней экономии») и рукоделиям (шитью, вязанию, вышиванию). Наказания применялись редко, а воспитателям рекомендовалось: «не поступать суровым и неприятным образом с теми, кои не так понимают преподаваемые им наставления»; «принимать меры для возбуждения в них вящей к обучению ревности похвалами их успехов или каким-нибудь награждением». Для того чтобы привить девицам непринуждённые манеры и придать лоск в общении, по воскресеньям после обеда в Смольном проводили любительские спектакли, концерты, вечера, на которые приглашались кавалеры – ученики Шляхетского кадетского корпуса. Подобные мероприятия порой являлись единственной возможностью для родных, которые могли издали, из-за двойной балюстрады, увидеть своих танцующих барышень, которых редко выпускали из монастыря.

Недоброжелатели закрытого женского обучения второй половины XVIII столетия оставили критические оценки деятельности Смольного института, считая, что оторванность девиц от жизни рождало у них идеальные представления о мире и, как следствие того, житейскую непрактичность. Однако наряду с негативными оценками сохранился ряд положительных отзывов современников.

Положительный пример

Мать поэта Евгения Боратынского, Александра Фёдоровна, являла собой пример положительного воплощения педагогической системы Смольного института. Высокая образованность, блестящие манеры, прекрасные внешние данные и душевные качества позволили ей стать одной из любимых фрейлин императрицы Марии Фёдоровны, которая, как никто иной, умела ценить человеческие достоинства в людях своего ближайшего окружения.

Выйдя замуж за генерал-адъютанта Аврама Андреевича Боратынского, Александра стала хорошей хозяйкой дома и преданным другом мужу и детям. Очевидно, ей, привыкшей к высшему обществу и императорскому двору, было нелегко смириться с уединённой сельской жизнью, но вскоре и в ней она нашла применение своим знаниям и талантам, привнося в сельскую провинцию «высокий нравственный склад и живые умственные интересы». Наравне с Аврамом Андреевичем она принимала участие в строительстве усадьбы Мара в Кирсановском уезде Тамбовской губернии, занималась устроением сада и парка, воспитывала и обучала детей, выписывая книги и ноты из столицы.

Фото: из архива редакции

Воспитание детей Александра Фёдоровна основывала на тех же принципах, которые были присущи Смольному институту: доверительные отношения, поощрения, приобщение к чтению книг и развитие естественного желания учиться, эстетическое воспитание, идеальные представления о мире. Без этого в семье Боратынских не смог бы вырасти поэт – романтик в душе и поборник строгого классицизма в стихотворной форме.

Для обучения детей в усадьбу Боратынских, как и в других дворянских семьях, приглашались иностранные учителя, поэтому читать и писать по-французски они начинали быстрее, чем на родном языке. Но всё же главную роль в формировании личности детей играли не столько преподаватели, сколько пример и образованность родственников, особенно матери, а также тот идеальный мир, который был во многом создан ее трудами.

Домашнее образование

Александра Фёдоровна сама занималась с детьми русской грамотой и иностранными языками. Она в совершенстве знала французский язык, владела итальянским, немецким и английским языками. Кроме того, в воспитании малышей ей помогала бедная дворянка – некая Елизавета Андреевна, имя которой несколько раз встречается в документах Боратынских.

Когда сыновьям и дочерям Боратынских исполнялось 4-5 лет, для их обучения в усадьбу приглашались учителя. Аврам Андреевич писал отцу 15 июня 1804 года про четырёхлетнего Евгения: «Бубинька уже выучился грамоте и теперь пишет. У него, благодарю Бога, понятие очень хорошее, и мы, игравши с ним, учим. … Мы выписали учителя, которого ждём из Петербурга». Показательны слова «игравши с ним, учим», говорящие не только о решающей роли родителей в первоначальном образовании детей, но и в самом методе обучения.

Среди приоритетов Боратынских было эстетическое воспитание: детей учили рисованию, живописи, музыке, литературе. Чтению книг придавалось особое значение. Развитая любознательность и мышление, любовь к книге, по мнению Александры Федоровны, являлись мощным стимулом образования, рождения потребности в самообучении.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах