128

Как все и лучше. «Театр равных» удивил зрителей и самих актёров

На самом деле, чтобы чувствовать себя полноценными членами общества, им просто надо быть со всеми вместе. Всего несколько месяцев назад  прошёл кастинг среди желающих попасть в труппу «Театра равных». И вот 4 июня на суд зрителей был представлен первый спектакль этого поистине уникального театра.

«Поехали!»

Перед началом генеральной репетиции в малом зале воронежского Театра юного зрителя шумно – все актёры в сборе. Подхожу к девочке, которая стоит ко мне спиной, по росту –

лет семи, не больше, трогаю за плечо и спрашиваю: «А где ваши руководители?». Ко мне поворачивается… молодая девушка и приветливо улыбается: «Сейчас должны подойти». На миг теряюсь, но стараюсь не подавать виду, ведь знала же, что театр необычный.

Актёры в ожидании режиссёра разбиваются на кучки, переодеваются, распеваются под гитару. То здесь, то там – дружный смех, обсуждение новостей – кто где был и что делал, пока не виделись. «А у меня перед премьерой экзамен по гражданскому праву, а в день премьеры – зачёт», – задумчиво произносит девушка, сидящая в инвалидном кресле. В общем, всё, как у всех.

Как вихрь в зал врывается Вадим Кривошеев, режиссёр. И с ходу: «Кто отсутствует, по какой причине?». Организатор процесса – это большая ответственность, и поблажку актёрам давать нельзя – как без дисциплины?! На минуту строгий режиссёр успокаивается, обводит всех взглядом и снова начинает переживать: «Так, а где у нас Лёша?». Голос из–за кулис: «А я уже здесь, готовлюсь!».

Перед прогоном спектакля на сцене кипит работа – переставляют декорации, которые не статичны и на протяжении всей постановки будут выполнять разные роли. Наконец, всё расставлено, актёры расселись и слушают напутствие режиссёра, который говорит о «некрасивостях технического характера» во время спектакля и вместе с труппой пытается их решить. «Ну, всё, ребята, за кулисы! Пять минут на подготовку – и поехали!»

Полгода назад

Идея создания такого уникального театра пришла в голову 20–летней студентке Валерии МАЛАМУРА. Автор и директор проекта сейчас заканчивает 3–й курс факультета политологии ВГУ и до сих пор не верит в происходящее.

– На первый кастинг в январе пришло 50 человек, из которых мы отобрали 12, – рассказывает Валерия. – На следующих трёх просмотрах в труппу будущего театра отобрали ещё 12, но с ограниченными возможностями.

Это оказалось непросто, ведь обычный кастинг не подходит для ребят, которые не слышат, или не видят, или не могут ходить. И Валерия вместе с Александром Латушко, художественным руководителем ТЮЗа, сама ездила несколько дней по медицинским центрам, где проводились отборы.

– Наш театр в своём роде единственный не только в Черноземье, но и в России, а может, и во всём мире, – поясняет автор проекта. – Есть театры глухих или, к примеру, слепых.  Но у нас в труппе работают ребята с разными заболеваниями. Это нонсенс!

Тёплый приём и площадку для репетиций новому театру предоставил гостеприимный ТЮЗ. Не остался равнодушным к проекту и ректор ВГУ Дмитрий Ендовицкий – нашёл автора, который специально написал пьесу. Ведь для уникального театра и пьеса должна быть особенной.

А пока драматург в лице профессора филфака ВГУ Дмитрия Чугунова работал, ребята тоже не сидели сложа руки: занимались актёрским мастерством и учились взаимодействовать. Коллектив оказался дружный. Конечно, как и везде, время от времени возникали конфликты: кто–то что–то недопонял, кто–то обиделся. Но хоть и ссорились,  тут же всё выясняли, объяснялись и мирились.

– Они привыкли друг к другу за неделю, – рассказывает Валерия, – практически сразу перестали замечать, что между ними какие–то отличия. Со временем, как и в любом коллективе, разбились на компании, стали вместе «тусить», гулять. Они все обрели здесь новых друзей, а кое–кто и любовь.

Кстати, о любви…

Перед подготовкой спектакля любая театральная студия оттачивает актёрское мастерство. «Театру Равных» для этого хватило двух месяцев, после чего ребята вместе с режиссёром начали работу над постановкой.

С молодым и весёлым Вадимом Кривошеевым актёры с первой репетиции быстро нашли общий язык. Опыт работы с непрофессионалами у режиссёра был, но с актёрами с ограниченными возможностями он встречался впервые. Главная сложность для Кривошеева была в незнании того, на что способен человек с тем или иным диагнозом. Но ребята сами подсказывали, что они смогут сделать, а что – нет. Бывало и так: режиссёр говорил актёру, что тому, наверное, будет трудно, а слышал в ответ – почему же, я смогу!

– Дал одному из ребят прочитать четыре строчки стихотворения в пьесе, а потом подумал,  что он не справится. И каково же было моё удивление, когда на следующий день на репетиции он всё прочёл чётко и внятно. Всю ночь парень работал над собой и выполнил задачу!

Поставленная в рекордные два месяца пьеса «Кот на крыше» – об обычных людях и их проблемах, о недопонимании между взрослыми и детьми, о соседях и взаимовыручке, о том, что все мы разные, что можем ошибаться, ну и, конечно же, о любви. Действие спектакля разворачивается в обычном городском дворе, и с первых же мгновений зритель становится частью этих событий, потому что в любом из героев пьесы можно узнать и самого себя.

После оваций

Прошла премьера. Ребята сильно волновались, но играли от всей души – реакцией были слёзы зрителей, которые сами лились из глаз в самые проникновенные моменты спектакля. Теперь, после того как сильные мира сего увидели, что есть такой проект и есть такой театр, именно им предстоит решить –давать ли ему зелёный свет, или всё так и останется экспериментом.

В труппе театра, который помогает любому из актёров найти в себе скрытые возможности и вселяет уверенность в своих силах, ребята от 16 до 34 лет. И то, что многие люди могут делать свободно, некоторым из них даётся с огромным трудом или не даётся вовсе. Но здесь, в театре, ребятам стало доступно всё. Не можешь подняться на сцену? Так мы же рядом! Тяжело произнести реплику? А мы на что? Поддержим, подскажем, прикроем, выручим! Да и вся постановка в целом выглядит так, что нет теперь тех, кто чего–то не может. Что все – равны. Равны между собой, равны со зрителями, равны со всем миром.

Наверное, кто первым решит эту задачу, тот получит Нобелевскую премию в области экономики. Так вот в Тамбовской области, как и во многих других регионах страны, сегодня решается именно эта задача.

Задолжали

Проблемы оптимизации возникают всегда в критических ситуациях. «АиФ–Тамбов» уже рассказывал о том, что в третьей декаде ноября прошлого года ОАО «РЖД» предполагало отменить часть поездов межмуниципального сообщения. Железнодорожники уверяли, что Тамбовская область задолжала ОАО «Пригородная пассажирская компания «Черноземье» около 466 млн руб. Руководство области с этой суммой не согласилось, но тем не менее вынуждено было из бюджета направить 150 млн руб. на компенсацию потерь доходов компании от госрегулирования тарифов. Тогда конфликт удалось урегулировать. Но где гарантия, что он не вспыхнет с новой силой в этом или следующем году.

Понять озабоченность руководства области можно, региональный бюджет – дотационный, а основные статьи расходов имеют социальный характер. Словом, ситуация складывается так, что субъекты РФ не могут просто автоматически увеличивать дотации из бюджетов на перевозки с каждым последующим годом. Поэтому и решено разработать комплекс­ную транспортную схему пассажирских перевозок в регионе, чтобы сократить издержки. Что это значит? Ответить на этот вопрос нам помог начальник транспортного отдела управления транспорта области Александр Сенин. По его словам, нужно понять, сколько следует оставить маршрутов и поездов, чтобы не ущемить права пассажиров. И если придётся сокращать железнодорожные перевозки, то необходимо предоставить альтернативу в виде автотранспорта. Для этого и предлагается в целом пересмотреть транспортную систему межмуниципальных перевозок.

Семь раз отмерь…

Но подходить к этому нужно разумно. Ведь проще сократить количество транспорта, но потом уже невозможно будет возобновить прежний пассажиропоток.

– Конечно, на эти 150 миллионов рублей, которые мы перечислили железнодорожникам, можно было закупить 30 новых автобусов и кардинально решить проблему автобусных межмуниципальных перевозок. Но мы обязаны сохранить железнодорожный вид транспорта. В противном случае мы откатимся далеко назад, – говорит Александр Сенин.

Да, полагаться только на автотранспорт не стоит, тем более что он не отвечает экологическим нормам и требованиям комфорта. Кроме того, износ подвижного состава также выше предельных величин. Ни один автобус межмуниципальных перевозок не оснащён кондиционером. Добираться на таком транспорте в жару, например, из Уварова до Тамбова очень тяжело не только пассажирам, но и водителю. А это ещё и вопрос безопасности. Немало нареканий к автовокзалам и автостанциям, большинство которых на грани разрухи. В этом смысле железнодорожные станции и вокзалы выигрывают. Словом, автобусное сообщение сегодня во многом проигрывает железнодорожному транспорту. Эти факты говорят о том, что автобусные перевозки, как и железнодорожные, имеют низкую рентабельность, то есть доходность.

А тут ещё приходится сидеть на двух стульях, то есть поддерживать и железнодорожный, и автомобильный транспорт.

Резервы есть

Но всё же, по словам Александра Сенина, резервы есть. Нужно автовокзалы передать транспортным компаниям, которые напрямую заинтересованы в качестве обслуживания. Зачастую вокзалы и перевозчики – это «параллельные миры». Кроме того, необходимо провести детальное исследование пассажиропотока. Пока этим вопросом никто по–настоящему не занимался. Видно, пришла пора.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах