399

Куда ведёт похоронная реформа? Смогут ли воронежцы выбрать последний путь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Черноземье 25/05/2016

Воронежские кладбища отдали в управление частникам, и земли там почти не осталось. Неужели скоро похоронить себя по–христиански смогут лишь олигархи, а большинству горожан останется только один путь – в крематорий? С. Заряев, Воронеж

тем временем
По итогам общественных слушаний, мэрия Воронежа одобрила строительство крематория возле Юго-Западного кладбища. Все замечания, высказанные воронежцами, были рассмотрены на заседании комиссии по землепользованию и застройке. Участок земли рядом с погостом теперь сменит свой статус, и на нём будет возведено здание. Впрочем, свою подпись под проектом ещё предстоит поставить мэру. Окончательно вопрос будет выдвинут на голосование в городской Думе.
Порядками, царившими на погостах под управлением муниципального предприятия «Спецкомбинат» воронежцы были недовольны давно. Как установила городская контрольно–счётная палата, родственникам умерших выставляли завышенные тарифы, причём деньги часто шли мимо кассы. Вокруг паслось множество мелких ритуальных фирмочек, связанных с руководством МУПа. Кроме того, скоро хоронить горожан будет просто негде – сегодня действует всего одно кладбище, которое заполнится уже к 2018 году.

Как отдавали кладбища?

И вот в прошлом году руководство города постановило ликвидировать «Спецкомбинат» и создать фирму «Воронежское похоронное бюро» («ВКБ»). При этом 25% предприятия решено было оставить у муниципалитета, а 75% отдать инвестору.

В сентябре прошёл конкурс с участием всего двух компаний, к тому же, как озвучивалось в воронежской прессе, аффилированных друг с другом. Победителем стала фирма «Городская похоронная служба», по мнению экспертов, связанная с хозяевами скандально известной Воронежской коммунальной палаты, которые и по сей день контролируют городское ЖКХ.

– В одних руках сконцентрировались монополии на управление многоквартирными домами и на погребение, – отмечает Андрей Померанцев, депутат гордумы. – Производство замкнутого цикла: тарифами они будут загонять людей на кладбища, а там встречать другими расценками.

Перед инвестором поставили задачу – построить крематорий и два кладбища – на Левом и Правом берегах, вложить в инфраструктуру действующих кладбищ минимум 150 млн руб. и тратить на их содержание по 20 млн руб. в год.

Что же делается сейчас? Как рассказали в «ВКБ», в этом году было потрачено 10 млн руб., чтобы навести порядок к Пасхе. Вывезли 20 тыс. куб. м мусора, убрали упавшие деревья, поставили новые мусорные контейнеры. До конца года организация обещает установить новые ворота и заборы у въездов на кладбища.

А вот проект строительства крематория рядом с Юго–Западным кладбищем обернулся скандалом – горожан напугало такое соседство. Впрочем, воронежцев никто бы и не услышал, если бы интересы коммунально–похоронных боссов не пересеклись с интересами боссов строительных: поблизости возводятся новые микрорайоны, и квартиры в них могут сильно подешеветь.

Зачем изменили тему?

Публичные слушания по строительству крематория вблизи Юго–Западного кладбища, состоявшиеся 18 мая в Доме архитектора, собрали перед входом как пикет противников объекта, так и митинг его сторонников. В самом зале слушаний желающим участвовать в обсуждении не хватило места, так что людям пришлось расположиться даже в коридоре.

Максим Яровой и Константин Кучеренко, представители Управления главного архитектора и похоронного бюро, продемонстрировали план застройки – крематорий планируется разместить на ул. 9 Января, 217в, общая площадь выделенного участка – около 9 тыс. кв. м, расстояние до первого жилого дома – около 700 метров, хотя санитарная зона предусматривает гораздо меньше – всего 500 метров.

– 335 га занимают сегодня традиционные кладбища, но для захоронений остаётся открытым только одно. Поэтому разрабатывается вопрос о передаче городу земель Каширского, Семилукского, Рамонского и Новоусманского района для строительства кладбищ и возможного крематория, – пояснил Яровой.

Кучеренко рассказал, что оборудование для крематория – печь с двумя камерами сжигания – будет закуплено в Чехии. Одна камера будет предназначена для сжигания тела, другая – для дожига вредных веществ.

Потом начались бурные обсуждения. Кто–то утверждал, что строительство крематория затрагивает их религиозные чувства, кто–то заявлял о нежелании жить поблизости от места, где каждый день «пачками сжигают трупы». Но нашлись и такие, кто говорил, что место для застройки выбрано удачно – «сюда проще добраться, чем за город, это сэкономит деньги, а город не превратится в кресты».

К слову, вопросов к самой процедуре проведения слушаний осталось много. Жители трёх «прикрематорских» кварталов – «Скандинавия», «Новый Бомбей» и «Новый», где проживает около 10 тыс. человек, высказавшись, как правило, садились слушать остальных. Многие же из оппонентов, сказав слово «за», сразу направлялись к выходу. Кому–то разрешали задавать вопросы, а кому–то закрывали рты. И вот в какой–то момент тема разговора съехала за рамки – стали обсуждать уже не место застройки, а сам факт появления в городе крематория. На подмену тематики организаторы слушаний особого внимания не обратили.

Кто победит?

Напомним: жители упомянутых кварталов активизировались, только когда им указали – мол, лес ваш вырубят, а крематорий, который вас отравит, построят. Объявления о нехорошем соседстве появились на дверях подъездов. В них значилось: «Крематорий выбрасывает в окружающую среду бензопирен и диоксины, вызывающие раковые заболевания… Мы можем повлиять на перенос места строительства… Подробности на форуме «Инстепа».

Кстати, именно компания «Инстеп», в числе ряда других, занимается возведением жилых кварталов неподалёку от предполагаемого крематория. И вполне резонно, что застройщик опасается, что из–за сомнительного соседства их жильё сильно потеряет в цене.

О прямом интересе строительной компании говорит не только протестный форум, организованный на её сайте, но и подписи жителей, которые оформлялись на имя директора УК «Альянс», открытой под крылом «Инстепа».

К слову, председателем Совета директоров ООО «Инстеп» является Анатолий Шмыгалёв, он же – депутат областной Думы, член Комитета по строительной политике.

– Хочу обратить внимание на то, что у нас не принято сжигать людей. Крематорий – не та точка, которая должна располагаться как рядовое место и «украшать» город. Его спокойно можно перенести за город на 2–3 км, – заявил на слушаниях сам депутат–бизнесмен.

…«Хочу иметь выбор!» – звучал резон уже от сторонников крематория. Но будет ли право выбора у большинства горожан? В том, что в городе появятся не крематорий, а новые муниципальные кладбища, пока есть большие сомнения.

– С 90–процентной вероятностью кладбища будут частными, – считает Андрей Померанцев. – Людям, которые хотят соблюсти религиозные ритуалы, придётся платить огромные деньги. А объяснение будет простым: не хватает земли.

Так что пропасть между большинством и меньшинством воронежцев продолжает расти не только в жизни, но и после смерти: пока высокооплачиваемые чиновники и заседающие в Думах бизнесмены покупают новые вертолёты и яхты, кто–то скоро не сможет мечтать даже о скромной могилке.

Чем дышать?

Надежда Богданова, жительница микрорайона «Пивзавод»:

– В районе «Новый Бомбей» у меня живут дети и внуки. Я за два дня собрала 377 подписей против крематория. Так выразили своё мнение работники мини–рынка, родители учеников школы № 76, гимназии № 6, детсада № 14 и жители дома, в котором я проживаю. Ко мне на улицах подходили люди из других районов и тоже подписывались «против». Но вы видите, что творится? Машин у нас столько, что ставить уже некуда, приют для бездомных собак строят на нашей территории, крематорий тоже хотят соорудить у нас.

Так пожалейте же людей! Чем нам дышать? На «Крестах» в пробках приходится стоять часами, а похоронные процессии только усугубят положение. Но никто об этом не думает! Лес рядом валят, а ни одной спортивной площадки или зоны отдыха не появилось. Просто наплевательское отношение!

Что за проект?

Ирина Косинова, профессор, завкафедрой экологической геоэкологии ВГУ:

– Крематорий должен иметь высокий уровень очистки, иначе выбросы в атмосферу будут токсичными. Многие крематории в Европе располагаются в центре городов, и сильного удара по окружающей среде это не наносит. Нужно смотреть проект, какие формы очистки там предполагаются. Крематорий должен пройти экологическую экспертизу.

А с точки зрения нашей православной веры, сжигать людей – это неправильно. Родных нужно провожать в землю – как это всегда было принято у нас.

Когда грянет гром?

Николай Огнерубов, врач–онколог:

– Хочу сказать, что актуальность проблемы со строительством крематориев вполне понятна, потому что жизнь имеет своё начало и свой конец. Количество крематориев в мире постоянно растёт, и это особенно характерно для густонаселённых стран, таких, например, как США – оттуда крематории и получили распространение. В Америке в 2009 году насчитывалось 1 204 крематория, а сегодня эта цифра увеличилась на 45%!

Но надо помнить, что функционирование крематория небе­зопасно для человека. Не зря эти объекты относятся ко второму классу опасности. При сгорании трупа образуется огромное количество токсических веществ – диоксины, ртуть, соединения хлора и фтора… Это способствует развитию целого комплекса заболеваний, включая онкологию, поражается нервная система, возникают проблемы с деторождением.

Конечно, существует система обезвреживания газов, при строительстве крематория, зная о тяжких последствиях для населения, всё это нужно изучать. Но у нас процветает разгильдяйство – эдакое «национальное» отношение к проблемным вопросам. И я боюсь, что пока гром не грянет – никто ничего не будет делать.

Почему мы против?

Отец Андрей (СКАКАЛИН), секретарь Воронежского епархиального управления:

- Кремация противоречит православному погребению. Испокон веков людей хоронили в земле. Поэтому наша позиция, конечно же, отрицательная, но никаких крестных ходов и митингов по этому поводу мы поднимать не будем. Строить или не строить - выбор людей. Но если в православную церковь будут приходить люди и просить благословение на кремацию, мы его давать не будем. Буквально год назад - 5 мая 2015 года - Священный Синод принял документ о христианском погребении усопшего. В нём сказано: «Господь властен воскресить любое тело из любой стихии, мы не боимся никакого ущерба при любом способе погребения, но придерживаемся старого и лучшего обычая придавать тело земле… В том случае, когда такое погребение не пре­дусмотрено местным светским законодательством или связано с необходимостью транспортировки тела умершего на большие расстояния или уже невозможно по иным объективным причинам, церковь, считая кремацию явлением нежелательным и не одобряя её, может с нисхождением относиться к факту кремации тела усопшего. Но после кремации прах должен быть предан земле». Я также хотел бы напомнить тем, кто забыл, что на Руси испокон веков сжигали мусор, а не людей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах