139

В чужие закрома. Накормит ли воронежцев «рекордный урожай»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. АиФ-Черноземье 24/08/2016

О мнимых рекордах и реальных проблемах сельского хозяйства мы говорим с Владимиром Шевченко, профессором Воронежского агроуниверситета.

«Не доедим, да продадим!»

Фото: из архива редакции

 

Юрий Голубь, АиФ: Владимир Ефимович, Минсельхоз обещает, что страна соберёт 110 млн т зерна, Воронежская область замахнулась на 4,5 млн тонн. Оправданны ли эти ожидания?

 В прошлые годы официальные цифры были «подтянуты за уши». Но на этот раз, действительно, можно рассчитывать на 110 млн т. Хотя, конечно, это никакой не рекорд. В 1973 году РСФСР собрала 121 млн т, в 1976 г. – 129 млн т, в 1978 г. – 127 млн. В 1990 г. 116,7 млн т посчитали провалом. Воронеж в 70–е гг. собирал под 5 млн т: сюда мешками возили ордена.

Кстати, уже начались потери. Убирать надо самое большее – две недели, а мы убираем второй месяц. Почему? Если советская Россия имела 1,5 млн тракторов, то сегодня их – около 400 тыс. Осталась всего треть комбайнов. Говорят, что у нас теперь современная энергонасыщенная техника. Но её от силы – 5–10%, остальные машины работают уже с тремя амортизационными сроками. И мы хотим тягаться с США? Спасибо, природа–матушка щадит россиян. Воронеж может получить 4,5 млн, если оптимизирует уборочные работы.

– Но ведь мы уже тягаемся с США: Россия лидирует по экспорту зерна…

– Есть зависимость: чем выше урожайность, тем ниже качество. Продовольственного зерна у нас будет меньше половины. К тому же оно начнёт портиться – гнить и прорастать. При этом за границу планируется вывезти 40 млн т. А нам останется фуражное зерно. Ведь мы уже несколько лет питаемся по рациону крупного рогатого скота. Фураж дешевле, пищевая химия развита. В результате, на второй–третий день на буханке хлеба можно найти пять–семь видов плесени. Хлеб–кормилец, на который веками молились русские люди, сегодня, без преувеличения, превращён в оружие массового уничтожения.

Продавать зерно – всё равно, что продавать нефть, газ, древесину. Страны, куда мы везём зерно, потом продают муку! Так что это не достижение, а проблема. И ведь прибыль достаётся не крестьянам, а корпорациям, зерновым олигархам. Всё – как в царской России. Миллионы голодали, а министр финансов говорил: «Не доедим, да продадим!»

Что вырастили – в овраг

– Крестьяне тревожатся: цены падают. Почему не удаётся найти равновесие?

– Нет урожая – плохо, большой урожай – ещё хуже. Государство полностью игнорирует ценообразование. Всё решают перекупщики и сетевики. В прошлом году мы собрали два годовых запаса картофеля – более 33 млн т. Если бы мы научились его перерабатывать в чипсы, муку, крахмал, спирт, то в этом году можно было бы его вообще не сажать. Но, увы: цены упали до 5 руб. за 1 кг. Я знаю десятки воронежских фермеров, которые весной вывезли картошку в овраги. И в то же время было закуплено 170 тыс. т в Египте, примерно столько же – в Израиле, 7 тыс. т – в Белоруссии. И заплачено 527 млн долл. Зато сетевики держали цену в магазинах.

А что в последние годы происходило с гречкой? Это чистая диверсия! Годовая потребность в гречихе – около 400 тыс. т. Мы в последние годы собираем до 1 млн т. Как может цена расти в три–четыре раза? А так: собираются сетевики и бросают лозунг, что гречки не будет, превращают её в некую лжевалюту.

В США есть специальная структура, формирующая цены с помощью фьючерсных контрактов. Фермер защищён от убытков. А у нас – анархия.

– Сегодня много говорят о том, что почвы истощаются. Удастся ли собрать такой же урожай в будущем?

– Плодосмен – как закон всемирного притяжения, его изменить нельзя. Но сегодня в погоне за валютой мы резко увеличили посевы пропашных культур – подсолнечника, кукурузы, сахарной свёклы и т. д. Это ведёт к деградации почв. В нашей области – 60 тыс. км оврагов и балок: можно опоясать земной шар. И эти процессы продолжаются. Если в советское время на гектар вносили почти 100 кг азота, фосфора, калия, то сейчас еле–еле 40 кг. Тогда как в Европе вносят 400–600 кг. И хотя сегодня мы производим 17 млн т удобрений, 90% уходит за границу. Владельцы заводов получают сверхприбыли, а село стагнирует: на внутреннем рынке остаётся всего 2 млн т. Если прибавить столько же, мы могли бы поднять урожай на 20–30 млн т.

Поднятая целина – 2

досье
Владимир Шевченко род. в 1941 г. в г. Свердловск Ворошиловградской области. Окончил Воронежский СХИ. В 1974-1984 гг. - директор НИИ им. В. В. Докучаева, в 1984-2004 гг. - ректор ВГАУ. Ныне - завкафедрой селекции и семеноводства ВГАУ.
– Получается, одним продуктовым эмбарго проблем не решить?

– Несмотря на эмбарго, импорт продовольствия, по некоторым оценкам, сохраняется на уровне 50 млрд долл. в год. Вместо США, ЕС, Канады на наш рынок вошли страны Юго–Восточной Азии и Латинской Америки. В Швейцарии господдержка на 1 га – от 15 тыс. долл., в Японии – 12,8 тыс., в Евросоюзе – 892,5, а у нас – всего 44. На 2016 г. в России целевые расходы бюджета на сельское хозяйство запланированы в размере 250 млрд рублей. Это просто мизер. Эффективное развитие станет возможным, если в ближайшие год–два довести расходы до 1 трлн рублей.

Срочно необходимы приоритетные нацпрограммы. Ключевая – введение в севооборот 40 млн заброшенных гектаров пашни. По своим масштабам это должна быть «Поднятая целина – 2».

Десятилетиями идут разговоры о необходимости закона о земле, где были бы прописаны права и обязанности владельцев гектаров. Например, в Великобритании, если с гектара поля за год смывается 50 т почвы, фермеру запрещают сеять пропашные культуры. В США и Канаде действуют меры поощрения за посадки леса.

Нужна отдельная программа по развитию селекции и первичного семеноводства. Необходимо увеличить инвестиции в социальное развитие села, минимум вдвое поднять зарплату селянам, списать крестьянам долги перед бюджетами всех уровней, реструктурировать задолженность хозяйств на 10 лет. Нужно запретить перевод земель сельхозназначения в другие категории, возродить мелиорацию не менее 500 тыс. га в год, восстановить систему подготовки кадров для сельского хозяйства, остановить разрушение сельскохозяйственной науки.

Третья мировая война уже, по сути, идёт – на генном уровне. В ход идут ГМО, некачественная продукция. И мы продолжаем работать «на дядю Сэма», в то время как русское село умирает.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах